Качество
480p
360p
Смотреть эфир
Сейчас в эфире: 02:30 Художественный фильм "Василий и Василиса". (12+)

Геннадий Зюганов: Летаргический бюджет

15 Ноября 2016 12:28
Геннадий Зюганов: Летаргический бюджет
Председатель ЦК КПРФ Геннадий Зюганов

«Представленный в Думу проект бюджета – это лишь очередная попытка усыпить бдительность общества, которое власть давно стремится погрузить в летаргический сон. Увести от осознания реальной ситуации в стране, от понимания бесперспективности и опасности продолжения нынешней социально-экономической политики», – пишет Председатель ЦК КПРФ Геннадий Зюганов в статье, опубликованной 15 ноября в газете «Правда».

В пятницу, 18 ноября, состоится рассмотрение проекта федерального бюджета на 2017-2019 годы. Ознакомившись с содержанием этого документа, можно сделать вывод, что правительство относится к процедуре разработки и утверждения бюджета как к своего рода спектаклю. Сама подготовка проекта, занимающего десятки тысяч страниц, его многократное обсуждение на заседаниях кабинета министров, традиционно торжественный ритуал поступления документа в Думу, – все это создает видимость того, что исполнительная власть относится к бюджетному процессу весьма ответственно и щепетильно. Но на самом деле это далеко не так. И содержание проекта бюджета служит тому исчерпывающим доказательством.

Щедрые обещания и жалкие подачки

В разделе «Прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на 2017 г. и на плановый период 2018-2019 гг.» указаны основные приоритеты экономической политики российского правительства. Первым из них названо «повышение инвестиционной привлекательности Российской Федерации, улучшение делового климата и создание благоприятной деловой среды». Уже четверть века – с самого начала эпохи «либерализации» экономики – все действующие в стране правительства декларируют эту цель. Но при этом никогда не расшифровывается, для кого именно Россия должна стать привлекательной. Может быть, для олигарха-миллиардера Фридмана, который владеет значительной частью российских богатств, но, вместо того чтобы инвестировать в экономику нашей страны, вкладывает их в экономику американскую? В июле нынешнего года он торжественно объявил, что зарегистрировал в Люксембурге компанию, которая будет осуществлять вложения в зарубежные активы. В частности, 3 миллиарда долларов Фридман вложит в американскую медицину, в заокеанские инновации в области биологии и генетики. Эта сумма в рублевом эквиваленте составляет 81% от расходов российского федерального бюджета на государственную программу «Развитие здравоохранения в 2017 г.»

Пожертвуй Фридман эти миллиарды не на американскую, а на российскую медицину, расходы на жизненно важную для нашей страны и ее граждан программу могли бы существенно увеличиться, почти удвоиться. Но для Фридмана более привлекательными являются инвестиции в США, о чем он настойчиво сообщает раз за разом в своих комментариях в СМИ. И звучащие на протяжении многих лет призывы правительства инвестировать в российскую экономику он попросту игнорирует. Да и само правительство понимает, что дальше призывов дело и не пойдет при той социально-экономической системе, которую оно поддерживает своей политикой. Именно законы, продавленные правительством и его сторонниками в Думе, позволяют Фридману и ему подобным выводить гигантские ресурсы хоть в американскую экономику, хоть в зарубежные офшоры – но только мимо России, в которой эти ресурсы создаются и которой они крайне нужны.

В материалах Счетной палаты приведены весьма впечатляющие данные о том, каких потерь стоит финансовой системе России никак не аргументированное освобождение участников бизнеса от налоговых и таможенных платежей. Эти потери по итогам 2015 года достигли 9 триллионов 230 миллиардов рублей. Из них 8 триллионов 766 миллиардов – потери, связанные с освобождением бизнеса от налоговых выплат. Эта сумма составляет 67,5% по отношению к федеральному бюджету того же года.

Так какие же еще налоговые льготы требуются бизнесу, чтобы он посчитал Россию инвестиционно привлекательной и признал свою обязанность инвестировать средства в нашу экономику? Или, может быть, мы должны согласиться с тем, чтобы бизнес был освобожден от налогов полностью? По сути, именно такой логике и следует правительство, утверждая, что даже те послабления, которые бизнес получает сегодня, недостаточны с точки зрения привлекательности. Но с такой логикой кабинет министров может дойти до того, что обяжет обнищавших граждан еще и выплачивать бизнесу налоги из своего кармана.

На самом деле, проблема заключается не в инвестиционной непривлекательности России, а в том, что власть позволяет бизнесу проявлять полнейшую безответственность по отношению к стране. Более того, она стимулирует эту безответственность и постоянно ищет, чем оправдать ее в глазах народа. Как раз для такого оправдания правительству и нужны подобные заклинания.

Среди главных приоритетов экономической политики минэкономразвития указывает «рост доли производительных расходов в структуре бюджетной системы». Но декларирование на словах этой важной установки на деле сопровождается тем, что в представленном проекте бюджета расходы по разделу «Национальная экономика» снижаются до 2,7% по отношению к ВВП в 2017 году и до 2,2% к ВВП – в 2019 году. В рублевом выражении это снижение составляет около 500 миллиардов. Приведенные цифры свидетельствуют о том, что слова высокопоставленных чиновников категорически расходятся с делами.

Не иначе как проявлением цинизма и откровенным издевательством выглядит и декларирование кабинетом министров такой цели: «Повышение качества жизни и увеличение объема инвестиций в человеческий капитал». Наиболее значительные сокращения бюджетных ассигнований за период с 2016 по 2019 год предусматриваются как раз по направлению «Новое качество жизни», включающему в себя 12 государственных программ.

Финансирование программы «Развитие здравоохранения» в 2017 году сократится на 25,3% по сравнению с 2016 годом. Финансирование программы «Обеспечение доступным и комфортным жильем и коммунальными услугами граждан» будет в 2019 году урезано на 30% по сравнению с годом нынешним. Объем средств, выделяемых на программу «Содействие занятости населения», снизится по сравнению с 2016 годом на 29,4% в 2017 году и более чем на треть – в 2019 году. А с учетом инфляции финансирование этих программ будет сокращено примерно наполовину.

Тут впору говорить не о повышении качества жизни граждан, а о повышении персональной ответственности высших управленцев за решения, способствующие окончательному разрушению социальной сферы.

На фоне того, что заложено в новом проекте бюджета, не менее издевательским выглядит обещание Улюкаева и Силуанова обеспечить «поддержку развития высокотехнологичных секторов экономики». Реальные цифры, которые мы обнаруживаем в проекте, с этим обещанием никак не соотносятся. Так, на финансирование государственной программы «Развитие науки и технологий» в бюджете на 2017 год предполагается выделить 150,8 миллиарда рублей. По заложенному в этом же бюджетном проекте курсу доллара на 2017 год, составляющему 67,5 рублей, эта сумма равняется 2,2 миллиарда долларов. То есть она равна годовому бюджету не самого крупного американского университета. Трудно представить, что на эти средства удастся обеспечить технологический прорыв огромной страны.

Примечательно, что в рамках той же программы правительство планирует израсходовать в 2017 году всего 9,2 миллиарда рублей на подпрограмму «Развитие сектора прикладных научных исследований и разработок». Спрашивается, какое развитие информационных технологий, какую поддержку высокотехнологичных секторов экономики подразумевают господа из правительства в своих прогнозах, если на решение названных задач они отводят сумму, которая, с точки зрения масштаба и затратности таких задач, выглядит попросту смехотворной?

А между тем, увеличение инвестиций в основной капитал жизненно необходимо нашей стране. По данным Счетной палаты, к концу 2015 года степень износа российских основных фондов впервые превысила 50-процентную отметку. И при этом на производство машин и оборудования направлялось в том же году всего 0,8% от общего объема инвестиций в основной капитал.

Такая политика не просто мешает развитию высоких технологий и их внедрению в экономику. Она угрожает безопасности страны, по сути, подталкивает Россию к техногенному коллапсу.

Проверки, проводимые Счетной палатой, раз за разом доказывают: в России сотни миллиардов бюджетных рублей расходуются неэффективно, не по назначению. Иными словами, разбазариваются и разворовываются. Власть не может противостоять этому разрушительному коррупционному процессу. И на решение задач, связанных с научным обеспечением жизненно необходимой стране модернизации экономики, эта власть не находит даже десятой части тех бюджетных средств, которые каждый год позволяет использовать нецелевым образом, или попросту украсть. Это еще одно доказательство откровенной деградации управления экономикой и государственного управления в целом.

Бюджет на службе у разрушителей

Главная тенденция, на которую необходимо обратить внимание при рассмотрении проекта бюджета, – это постоянное и весьма значительное снижение бюджетных расходов по отношению к валовому внутреннему продукту (ВВП). Эта тенденция, уже ставшая закономерностью, свидетельствует о глубоко антисоциальном характере проводимой в России экономической политики. Результатом этой политики становится то, что все большая часть создаваемого в стране валового продукта распределяется в пользу сверхбогатых. Благодаря чему растет число бедных и нищих. Для более убедительного подтверждения сказанного приведу данные о соотношении доходов федерального бюджета и валового внутреннего продукта за 9 лет.

В 2011 году фактические доходы бюджета составили в России 19% от ВВП. В 2012 году – 19,2%. В 2013 году –18,3%. В 2014 году – 18,6%. В 2015 году – 16,9%. Таким образом, за первую половину текущего десятилетия соотношение между ВВП и доходами бюджета сократилось на 2,3%. И впереди нас ждет лишь нарастание этой негативной тенденции. По итогам нынешнего 2016 года доходы бюджета должны составить 16,1% от ВВП. На 2017 год правительство прогнозирует сокращение этого показателя до 15,5%. На 2018 год – до 15,2%. На 2019 год – до 15%. Таким образом, к концу десятилетия соотношение между бюджетными доходами и ВВП снизится на 4,2% по сравнению с 2012 годом, когда этот показатель был наилучшим за рассматриваемый период. Прямым следствием этого негативного процесса является сокращение расходов федерального бюджета, которое с каждым годом становится все более существенным и все более опасным для граждан страны.

А теперь посмотрим, в каких суммах выразятся в ближайшие годы относительные потери доходов федерального бюджета, вытекающие из постоянного сокращения их доли в ВВП. В 2017 году потери бюджета составят более 3 триллионов рублей по отношению к 2011 году. В 2018 году – 3,5 триллиона, а в 2019 году – уже около 4 триллионов рублей по отношению к тому же 2011 году.

Если же сложить суммы доходов, которые недопоступят в бюджет в 2017–2019 годах, – в течение трехлетки, – то мы получим сумму в 10,5 триллиона рублей. Это почти три четверти среднегодовой доходной части федерального бюджета!

Об этой вопиющей проблеме КПРФ каждый год настойчиво напоминает при рассмотрении бюджета в Государственной думе. Но правительство упорно уклоняется от того, чтобы проанализировать и объяснить эту пагубную тенденцию. Ведь признание и анализ таких процессов означает разоблачение самой сути безответственной и разрушительной политики кабинета министров.

Между тем, названные процессы становятся настолько опасными для страны, настолько угрожающими, что о них всерьез заговорили даже приближенные к власти экономисты, известные своей приверженностью либеральным концепциям. Так, на парламентских слушаниях по бюджету, проходивших в думе 10 октября, о негативном влиянии сокращения доли ВВП, аккумулируемой в федеральном бюджете, с тревогой говорил ректор Российской Академии народного хозяйства и государственной службы при президенте Российской Федерации Владимир Мау.

Но и предупреждения, раздающиеся из стана идеологически близких экономистов и аналитиков, тоже не останавливают правительство. Оно упорно движется по пути разрушения российской экономики и социальной сферы. И бюджетный процесс кабинет министров рассматривает именно как подспорье для осуществления своей антинациональной политики.

Неподконтрольные миллиарды

Не только финансово-экономическую политику, но и общую картину управления страной наиболее наглядно иллюстрирует структура расходов бюджета по основным направлениям (разделам).

Уже в I разделе, где отражены общегосударственные расходы, обращает на себя внимание тот факт, что министерству финансов будет позволено израсходовать более 290 миллиардов рублей на «другие вопросы». То есть на цели, которые в проекте бюджета вообще никак не поясняются. Эти «зашифрованные» расходы в 2017 году составят 24%, а в 2018 году – почти 28% от общегосударственных расходов. На такие финансовые маневры правительства, назначение которых составители проекта скрывают, предлагается зарезервировать в новом бюджете по одному только I разделу в 2,5 раза больше средств, чем на финансирование фундаментальных исследований, на которое будет выделено 118,5 миллиарда рублей. А по всем разделам в совокупности правительство, «зашифровывая» свои будущие расходы с помощью строки «Другие вопросы», резервирует на следующий год 1,7 триллиона рублей – десятую часть бюджета! Аналогичный прием авторы проекта используют и в бюджете на 2018–2019 годы.

Разумеется, правительству, чтобы удержаться «на плаву», нужны резервы для маневра. Но не столько же! Фактически это уже не резервы, а огромные денежные средства, расходование которых заведомо выводится из-под контроля Государственной думы. Именно так и создается благоприятная почва для использования огромных ресурсов не по назначению, нецелевым образом. Министерство финансов не может этого не понимать. Но оно упорно игнорирует замечания, которые по этому поводу ежегодно делает правительству Счетная палата.

Такая финансовая политика не может способствовать развитию экономики страны. Она направлена не на развитие, а на самосохранение кабинета министров и той социально-экономической системы, частью которой он является. Которую всеми силами поддерживает, невзирая на то, что никаких успехов эта система России не приносит.

Перспективы экономического роста отражаются, главным образом, в разделе «Национальная экономика». Это один из тех разделов, по которым правительство предусмотрело увеличение расходов в 2017 году. По сравнению с текущим 2016 годом расходы по этому разделу вырастут на 7%. Но на 2019 год предусмотрено их снижение на те же 7%. То есть финансирование национальной экономики должно будет вернуться на уровень 2016 года. Следовательно, с учетом даже той минимальной и явно нереальной ежегодной инфляции, которую правительство закладывает в проект бюджета, фактические расходы на развитие экономики в 2019 году снизятся по отношению к 2016 году почти на 12%. Нетрудно предположить, что никакого ее развития мы при этом не увидим.

И председатель правительства Д. Медведев, и другие руководители кабинета министров уже не раз рапортовали о том, что в нынешнем году наблюдаются достижения в области сельского хозяйства. Очевидно, что этой отрасли российской экономики необходимо уделять особое внимание. Но правительство делает это лишь на словах. На практике же расходы на сельское хозяйство снижаются в бюджете 2017 года по сравнению с 2016 годом на 5,4%. А в 2019 году они, согласно бюджетному проекту, должны снизиться по отношению к 2016 году уже на 11,5%. С учетом же инфляции расходы на сельское хозяйство сократятся не менее чем на четверть.

Доля расходов, выделяемых на финансирование этого важнейшего направления, по-прежнему составляет чуть больше 1% от расходной части федерального бюджета. А от создаваемого в стране валового продукта на сельское хозяйство и рыболовство расходуется всего 0,2%. Такие показатели нельзя назвать иначе как позорными.

В разделе «Национальная экономика» отражены и расходы на научные исследования в экономической сфере. Нужно заметить, что правительство прогнозирует увеличение этих расходов в 2017 году в 1,8 раза по сравнению с 2016 годом. Но планирует урезать их в 2018 году на 10%, а в 2019 году – уже на 24% по отношению к 2017 году. Выходит, что с учетом инфляции расходы на прикладные научные исследования в области экономики сократятся к концу прогнозируемого периода как минимум на треть.

Все эти цифры свидетельствуют о том, что правительство даже не пытается искать выход из депрессивного состояния, в котором находится отечественная экономика. Похоже, кабинет министров стремится удерживать страну на том самом «дне», на которое российская экономика и социальная сфера погрузилась благодаря бездарности и безответственности либеральных фундаменталистов.

Прибавка и грабеж

Выступая перед депутатами Государственной думы 5 октября нынешнего года, президент призывал нас добросовестно поработать над бюджетом и в первую очередь обеспечить его социальную направленность. Но как могут депутаты выполнить это требование главы государства, имея дело с таким проектом бюджета, который правительство представило в Думу? Ведь этот проект абсолютно не отвечает ни интересам российской экономики, ни интересам граждан. Он откровенно антисоциален.

Наиболее убедительно об этом свидетельствуют прогнозируемые расходы по разделу «Здравоохранение».

В расходной части бюджета по этому разделу предусматривается снижение расходов в 2017 году на 87,6 миллиарда рублей по сравнению с 2016 годом. Это почти двадцатипроцентное сокращение. А в 2019 году расходы по этому важнейшему направлению уменьшатся в сравнении с 2016 годом уже на 102,3 миллиарда рублей – на 22%. С учетом же инфляции они снизятся за три предстоящих года почти на треть. При этом расходы на стационарную медицинскую помощь сокращаются в 2017 году на 87,3 миллиарда рублей. Несмотря на то, что смертность граждан на дому стремительно растет.

Разумеется, правительству известно, что здравоохранение погружается в глубокий кризис, деградирует на наших глазах. Так каким же волшебным образом удастся обеспечить повышение качества жизни граждан России при таком бюджетном обеспечении медицины?!

Заметим, что снижение расходов на здравоохранение планируется на фоне безостановочного роста цен на лекарства – в том числе и относящиеся к числу жизненно важных. А правительство, вместо того, чтобы искать способы смягчения этой колоссальной проблемы, и в разделе расходов на здравоохранение «резервирует» почти 80 миллиардов рублей – 21,1% выделяемой суммы – на «другие вопросы». Это средства, которые будут использованы по усмотрению министра финансов. Не исключено, что они, как водится, будут размещены на депозитах и принесут доход тем, кто использует бюджетные средства для финансовых спекуляций, а не для решения важнейших социальных вопросов.

И все это происходит в условиях, когда в стране уже закрыты тысячи медицинских учреждений, когда многие услуги в сфере здравоохранения стали платными и недоступными для миллионов людей. Это уже не просто антисоциальная политика. Это самый настоящий геноцид.

Правительство не считает нужным тратить существенные бюджетные средства не только на физическое, но и на духовное здоровье, то есть на культуру. В 2017 году расходы по разделу «Культура и кинематография» составят всего 87,3% по отношению к расходам 2016 года. А к 2019 году объем финансирования этой сферы сократится уже до 83,7% от тех средств, которые выделены на нее в бюджете текущего года. И даже если представить, что окажется верным прогноз правительства, согласно которому среднегодовая инфляция в течение предстоящей трехлетки составит лишь 4%, фактические расходы на культуру и кинематографию в течение следующих трех лет сократятся по отношению к 2016 году минимум на треть.

О финансовой поддержке физической культуры кабинет министров заботится не больше, чем о поддержке культуры гуманитарной. Да, на 2017 год в проекте бюджета заложено довольно существенное увеличение расходов на физическую культуру и спорт. На финансирование этой сферы планируется выделить на 35,6% больше средств, чем в 2016 году. Но на 2018 год запланировано сокращение ее финансирования на 37,5% по отношению к 2017 году. А в 2019 году расходы по этому направлению составят лишь 62% от расходов 2017 года. По отношению же к 2016 году они сократятся почти наполовину.

Мы видим, что в случае с некоторыми разделами, относящимися к числу важнейших для страны и общества, кабинет министров при составлении бюджета использует фарисейский прием, с помощью которого попросту пускает нам пыль в глаза, маскируя фактическое ограбление экономики и социальной сферы. На первый из трех лет прогнозируемого в бюджетном проекте периода кабинет министров «рисует» увеличение финансирования по ряду разделов и направлений. А на последующие два года закладывает такое сокращение их финансирования, которое полностью обесценивает его изначальную прибавку. На деле к концу трехлетки бюджетное обеспечение этих сфер экономики и социальной жизни будет радикально урезано.

Поначалу создается иллюзия, что финансирование соответствующих направлений стало даже более щедрым. И кабинет министров может использовать это как дополнительный аргумент, защищая свой бюджетный проект. Но к концу трехлетнего периода даже те сферы, финансирование которых на время увеличивается, потеряют больше бюджетных средств, чем приобретут на первом этапе. И через три года они будут финансироваться намного более скудно, чем в 2016 году. По сути, бюджет, скроенный таким образом, нельзя назвать иначе как шулерским.

Планомерно сокращаются и расходы по разделу «Средства массовой информации». За три предстоящих года они уменьшатся почти на 10 миллиардов рублей, или на 13%. А с учетом инфляции – не менее чем на четверть. Качественное развитие СМИ не беспокоит правительство. Ему достаточно уверенности, что олигархи, контролирующие большинство крупнейших средств массовой информации, обеспечат «политическую линию», устраивающую власть. Ту власть, которая, в свою очередь, вполне устраивает олигархов, поскольку позволяет им наживаться на российских ресурсах, ничего не давая стране и обществу взамен.

В благодарность за то, что власть позволяет им уходить от социальных обязательств перед страной и народом, олигархи выполняют свои политические обязательства перед властью. Что самым непосредственным образом выражается в политике СМИ, которые они контролируют и финансируют. А о развитии и поддержке независимых и по-настоящему ответственных средств массовой информации власть заботиться не желает. И новый проект бюджета является очередным подтверждением этого.

Заложники внешнего долга

Из всех 14 разделов расходной части федерального бюджета последние 7 лет наиболее динамично растут расходы по разделу «Обслуживание государственного долга». С 2016 по 2019 год они, согласно представленному в Думу проекту, должны вырасти почти на 230 миллиардов рублей. А общая сумма этих расходов составит в 2019 году 869,5 миллиарда рублей и впервые за последние несколько лет превысит расходы по разделу «Межбюджетные трансферты», от которых в значительной степени зависит благополучие российских регионов. На поддержку региональных бюджетов в 2019 году планируется направить на 51,3 миллиарда рублей меньше, чем на обслуживание государственного и муниципального долга.

Нельзя не сказать и о том, что расходы по этому направлению в том же 2019 году более чем вдвое превысят расходы на прикладные научные исследования, предусмотренные по всем разделам бюджетной классификации.

Расходы на обслуживание государственного долга составят в 2019 году 92% от общей суммы расходов на образование и здравоохранение, осуществляемых из федерального бюджета.

В проекте бюджета отражены только расходы на обслуживание государственного и муниципального долга, но не его размеры. И с точки зрения финансовой независимости и финансовой безопасности государства эти расходы – лишь верхушка айсберга, под которой скрывается реальный объем государственного долга Российской Федерации, продолжающего динамично расти. Согласно предварительной оценке Счетной палаты, его общий объем по итогам 2016 года составит 13 триллионов 445 миллиардов рублей. Это около 12% от российского ВВП. А к 2019 году он вырастет еще на 3 триллиона 207 миллиардов рублей, достигнет 16 триллионов 652 миллиардов и составит почти 13% от ВВП.

Кому-то может показаться, что рост государственного долга на 1% по отношению к ВВП не столь уж значителен и не заслуживает особого внимания. В этой связи напомню, что в новом проекте федерального бюджета суммарные расходы на сельское хозяйство и рыболовство составляют тот же 1% от ВВП страны. Таким образом, российский государственный долг за три года прирастет на сумму, равную сумме финансирования всей отечественной сельскохозяйственной отрасли. Разумеется, при таких темпах роста госдолга трудно рассчитывать на формирование бюджета, отвечающего интересам развития национальной экономики и насущным интересам граждан.

Все эти сравнения я привожу именно для того, чтобы показать, насколько существенно могли бы быть увеличены бюджетные расходы на важнейшие сферы, – на медицину и образование, на развитие науки и культуры, на поддержку сельского хозяйства, – если бы не такие масштабные затраты на обслуживание долга, какие допускает правительство.

Однако проблема не исчерпывается одним лишь государственным долгом Российской Федерации. Многие годы неограниченные аппетиты коммерческих банков и крупного бизнеса позволяли им брать у зарубежных кредиторов многомиллиардные займы под гарантии российского правительства. Но реальную ответственность за эти долги несут не правительство, не частный бизнес и не коммерческие банки. Эта ответственность ложится на плечи страны и народа. Именно они становятся в итоге заложниками долговых обязательств перед иностранными заемщиками, взятых алчными собственниками при попустительстве кабинета министров. Ведь это долги Российской Федерации, которые бизнес и безответственные управленцы погашают не из своего собственного кармана, а за счет российских граждан, и без того стремительно беднеющих.

Когда российское правительство, – и прежде всего финансовый блок кабинета министров, – ставит себе в заслугу якобы низкий уровень внешнего долга, оно попросту дурачит народ, за счет которого как раз и погашает взятые без ведома граждан долговые обязательства. Как можно говорить о незначительном внешнем долге, если по состоянию на 1 октября текущего года совокупный внешний долг России составил 516,1 миллиарда долларов и на 30% – на 118,4 миллиарда – превысил международные (золотовалютные) резервы страны, составлявшие к 1 октября 397,7 миллиарда долларов? К тому моменту, когда проект бюджета на предстоящую трехлетку поступил в Государственную думу, совокупный внешний долг нашей страны уже составлял около 43% от ее ВВП. Любому здравомыслящему человеку должно быть ясно, что это очень опасная ситуация для российского государства и всего общества.

Необходимо осознавать, что внешняя зависимость давно уже стала настоящей болезнью нашей финансовой системы. На протяжении 25 лет разрушительных «реформ» эта болезнь постоянно усугублялась стараниями рыночных экстремистов. И касается она не только долга перед зарубежными заемщиками, но и золотовалютных запасов страны, о которых я упомянул выше. Если называть вещи своими именами, то нужно признать, что те, кто управляет российской экономикой и финансовой сферой, уже давно отдали международные резервы России под фактический контроль зарубежных финансовых структур. Серьезность и опасность этой ситуации подтверждается и теми откровенными угрозами, касающимися российской финансовой сферы, с которыми не стесняются выступать недоброжелатели нашей страны.

Вот только один недавний пример. 28 октября в эфире Радио «Свобода», в программе «Американские вопросы», с угрожающими антироссийскими заявлениями выступил американский профессор-экономист, сотрудник Гуверовского института войны, революции и мира Михаил Бернштам. Он прямо заявил, что Соединенным Штатам пора использовать внешнюю зависимость финансовой системы России для жесткого давления на нашу страну и для принуждения российского руководства к изменению чересчур самостоятельной внешней политики, которая перестала устраивать Америку.

Отметив, что Россия, несмотря на ее стремление к укреплению своей самостоятельности, остается очень уязвимой, Бернштам напомнил: все золотовалютные резервы России «находятся на компьютере Федерального резервного банка Нью-Йорка. У России имеется еще наличная валюта. Но эта наличная валюта вся находится в московских отделениях западных банков. Надо предупредить, что вместо каких-то военных мер просто будут наложены санкции на Центральный банк России. Как только это происходит, сразу оказывается, что Центральный банк России не может продать свои облигации, потому что Федеральный резервный банк Нью-Йорка не будет проводить эти операции… 279 миллиардов долларов валютных сбережений у россиян – у домохозяйств и у предприятий. Они их не смогут вынуть, потому что у российских банков этих денег нет».

При таком развитии событий американский профессор предрекает не только блокирование российских международных резервов, но и катастрофический обвал обменного курса рубля и внутренней торговли в России, чрезвычайно зависимой от экспорта.

Нужно заметить, что господин Бернштам – не безумный фантазер, лелеющий несбыточные мечты о крахе нашей страны. Это один из тех американских специалистов по российской экономике и финансовой системе, которые пользуются наибольшим авторитетом у политической элиты США, и к мнению которых эта элита всерьез прислушивается. Антироссийские сценарии, которые он с удовольствием рисует в СМИ, основаны на реальных представлениях о том, какие рычаги давления на нашу страну имеются в руках у Вашингтона и его западноевропейских союзников. В руках у тех, чьим интересам отвечает финансово-экономическая и бюджетная политика либеральных представителей российской власти.

Липовый рост и реальная стагнация

Обстоятельный анализ бюджетного проекта приводит к тревожному выводу: правительство не ставит перед собой цель вытащить Россию из кризиса, обеспечить экономический рост и улучшение социальной ситуации. Кабинет министров не справляется с задачей мобилизации ресурсов для обеспечения дальнейшего развития России, укрепления ее позиций на мировой арене.

Тот скудный рост инвестиций на 5–6%, который прогнозируется в числе основных макроэкономических показателей на 2017–2019 годы, даже при заведомо заниженной инфляции в 4% не может способствовать подъему отечественной экономики. Этот «рост» свидетельствует о том, что никакого развития страны правительство не предусматривает в принципе.

Сокращая инвестиционные расходы в федеральном бюджете, правительство заведомо снижает и роль государства в сфере инвестиций. И тем самым реализует ультралиберальную политику устранения государства от управления экономикой, отказа государства от влияния на ее развитие. Жизнь уже неоднократно доказала, насколько такая политика разрушительна для России. Но кабинет министров не только не желает отказываться от нее – он ее в последнее время лишь усиливает. И на каждом следующем бюджете это отражается со все большей очевидностью.

Нельзя не прийти к заключению, что правительство предполагает скорее дальнейшее падение, нежели рост экономики. Ориентируясь все на тот же собственный прогноз по среднегодовой инфляции, которая якобы не должна в предстоящие три года превысить 4%, оно обещает менее чем двухпроцентный рост ВВП к 2019 году. Но и такое обещание выглядит чересчур оптимистичным. А вернее, лукавым. Ведь очевидно, что инфляцию на таком уровне удержать не удастся. На это указывают в том числе и прогнозы самого правительства, касающиеся роста стоимости доллара по отношению к рублю за 2016–2019 годы, который должен составить минимум 5–6%. То есть превысить прогнозируемые показатели инфляции.

Уже после внесения проекта на рассмотрение Думы глава минэкономразвития Улюкаев принялся вдогонку давать более жизнеутверждающие прогнозы, чем те, которые фигурируют в самом проекте. В частности, он допустил, что за предстоящие три года экономика России может вырасти на 4%. Но факторы, непосредственно влияющие на ее развитие, говорят об обратном.

Так, в числе макроэкономических показателей на трехлетний период предусматривается рост фонда заработной платы всего на 4,7–5%. При этом рост реальной зарплаты в 2017 году прогнозируется в пределах 0,4%, в 2018 году – в пределах 2%, в 2019 году – в пределах 1,6%. Если же говорить о росте реальных доходов населения, то он должен составить в 2017 году лишь 0,2%, в 2018 году – 0,5%, в 2019 году – 0,8%.

Отсюда следует, что рост фонда оплаты труда будет, как и рост инвестиций, частично «съеден» инфляцией – даже такой умеренной, ограниченной 4%, какую с явно необоснованным оптимизмом предполагает кабинет министров. Как справедливо отмечено в заключении Счетной палаты, «прогнозируемые на плановый период темпы роста реальных располагаемых доходов населения и реальной заработной платы не позволят достичь в 2019 году даже их уровня 2014 года». А если не будет реального роста заработной платы и доходов населения, то не будет и роста потребительского спроса, который является основным фактором развития.

Как бы нам ни хотелось верить в скорейшее оздоровление ситуации и в подъем отечественной экономики, представленный проект доказывает неизбежность ее стагнации. Одним из подтверждений справедливости этого вывода является состояние Резервного фонда, сыгравшего важную роль в покрытии дефицита бюджета в 2014–2016 годах. К началу 2017 года он будет составлять лишь 1,1 триллиона рублей. И при тех условиях, которые заложены в новом бюджетном проекте, этот фонд вскоре будет исчерпан полностью. А Фонд национального благосостояния сократится с 4,6 триллиона рублей в 2017 году до 2,7 триллиона – в 2019 году. И это в лучшем случае.

С тех пор, как стали создаваться эти фонды, КПРФ настойчиво призывала активнее использовать их средства для развития реального сектора экономики. Если бы власть прислушалась к нашим требованиям, сегодня в стране была бы другая финансовая, экономическая и социальная ситуация. И возможностей для формирования бюджета, отвечающего задачам успешного экономического развития, было бы гораздо больше.

Альтернатива кризису – в программе КПРФ

И провальный проект бюджета, представленный правительством на рассмотрение Думы, и критическое заключение Счетной палаты по этому проекту в очередной раз доказывают: невозможно вывести страну из кризиса, не приняв те меры, о необходимости которых говорилось в предвыборной программе КПРФ. Правительство пытается оправдать сокращение бюджетных расходов отсутствием у государства необходимых финансовых средств. Но при этом игнорирует важнейшие источники пополнения казны, которые можно было бы использовать, если бы проводимая властью социально-экономическая политика не ставила интересы олигархии выше интересов народа. Наша партия требует пересмотра этой политики и возвращения под контроль государства тех ресурсов, которые не только позволят залатать дыры в бюджете, но и смогут обеспечить России индустриально-инновационный рывок.

В первую очередь, необходима национализация природных ресурсов и стратегических отраслей экономики. Сама жизнь доказывает, что без этого страна не сможет вернуться на путь устойчивого развития. Либо Россия останется дойной коровой для олигархии, продолжая деградировать и двигаться к катастрофе, либо она отберет у олигархов контроль над минерально-сырьевой базой и тем самым вернет себе важнейший источник финансирования экономики и социальной сферы. Иного выбора у страны нет.

Среди тех мер, которые также необходимо принять в первую очередь, – введение прогрессивной шкалы подоходного налога; усиление бюджетной поддержки национальной экономики и ее технического обновления; восстановление государственного регулирования внешнеэкономической деятельности; возвращение государственной монополии на спиртоводочную продукцию.

Осуществив все это, можно удвоить доходы российского бюджета.

Но, будучи убежденными в обоснованности нашей программы и в необходимости ее реализации, мы ясно осознаем: нынешнее правительство не пойдет на осуществление такой программы ни при каких обстоятельствах. Задача действующего кабинета министров состоит в том, чтобы служить российской олигархии и транснациональному капиталу, опираясь на неолиберальную идеологию. На ту идеологию, чье банкротство и крах сегодня наблюдается и в Европе, и в США. И представленный в Думу проект бюджета – это лишь очередная попытка усыпить бдительность общества, которое власть давно стремится погрузить в летаргический сон. Увести от осознания реальной ситуации в стране, от понимания бесперспективности и опасности продолжения нынешней социально-экономической политики.

Фракция коммунистов в Государственной думе убеждена: представленный проект бюджета не заслуживает поддержки и лишний раз доказывает, что без изменения социально-экономического курса и формирования народно-патриотического правительства выбраться из системного кризиса невозможно.
Комментарии0

Нет ни одного комментария, будьте первыми!


Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться

Последние новости

Примите участие в опросе
Главной задачей Основного закона государства является:
Голосовать