Оружием ленинизма

24 Января 2017 14:15

Когда в Советском Союзе отмечали День памяти Ленина?

Те читатели «Правды», которым довелось жить при Советской власти, скажут: 22 апреля, в день рождения основателя Коммунистической партии и Советского государства, вождя трудящихся всего мира. В канун праздника проводились собрания партийных, советских и общественных организаций, а 22 апреля, в день рождения Ленина, возлагались цветы к Мавзолею и памятникам Ильичу по всей стране.

Но так было не всегда. После смерти Ленина 21 января 1924 года, ставшей потрясением для народа, именно этот день запал в народном сознании как День памяти основателя Советского государства. Неудивительно, что этой традиции придерживалась и большевистская партия, отмечая День памяти Ленина в день его смерти.

Так было до января 1955 года. В принятом 4 января 1955 года постановлении ЦК КПСС «О Дне памяти В.И. Ленина» отмечалось:

«За прошедшие тридцать лет после смерти В.И.Ленина в нашей стране произошли гигантские социалистические преобразования... За короткий исторический срок наша Родина из отсталой аграрной страны превратилась в могущественную индустриально-колхозную социалистическую державу... В сознании народа нашей страны и трудящихся всего мира с именем В.И.Ленина, с его учением связываются великие победы советских людей в строительстве коммунистического общества. Поэтому теперь более целесообразно отмечать память В.И.Ленина не в день его смерти, что накладывает печать траура и скорби, а в день рождения В.И. Ленина – 22 апреля, придав этой дате значение праздника».

После принятия постановления ЦК КПСС «О Дне памяти В.И. Ленина» прошло шестьдесят два года. Нет больше могущественной индустриально-колхозной державы. Как нет и основанного Лениным Советского государства.

Коммунистическая партия утратила роль руководителя общества.

Уж какой тут праздник?

Так что, вернуться к практике отмечать День памяти Ленина в скорбный день кончины вождя? Нет. Но и день 21 января должен стать поводом не для праздного разговора, а для серьезного и вдумчивого осмысления личности и учения Ленина.

И начать этот разговор я хочу с отца Владимира Ильича – Ильи Николаевича Ульянова.

Илья Николаевич многого добился в жизни. Получил чин действительного статского советника, который приравнивался к генеральскому. Незадолго до смерти в январе 1886 года получил пятый орден – Святого Станислава 1-й степени. Был искренне и глубоко верующим православным христианином.

Правда, хотя Илья Николаевич стал важным чиновником министерства просвещения – директором народных училищ Симбирской губернии, смыслом своей службы считал не чины и награды, а возможность быть полезным народу в его стремлении избавиться от тьмы и невежества. Ради наилучшей постановки народного образования он работал не за страх, а за совесть.

И все-таки Илья Николаевич был благонамеренным подданным Российской империи. А в организации попытки покушения народовольцев на императора Александра III участвовал старший сын Ильи Николаевича Александр.

Вот такие «отцы и дети».

Владимир Ульянов пошел по стопам не отца, а старшего брата. В гимназические годы, как вспоминала сестра Ленина Анна Ильинична, Володя был настроен «очень оппозиционно к гимназическому начальству, к гимназической учебе, к религии также», но определенных политических взглядов у юноши в то время не было.

Судьба старшего брата, повешенного 8 мая 1887 года, когда Володя сдавал выпускные экзамены, привлекла его внимание к общественным вопросам. Как пишет Владлен Логинов в биографической книге «Владимир Ленин: как стать вождем»:

«Казнь брата, помимо сугубо личного потрясения, связанного с потерей близкого человека, порождала множество вопросов. Как и почему избрал он этот тернистый путь? Долг перед народом, перед Отечеством? Да, это свято и это бесспорно!.. Но разве исполнение своего долга перед Родиной обязательно связано с динамитом и гремучей ртутью?»

В то лето 1887 года все близкие и знакомые Ульяновых отмечали огромную перемену, происшедшую с Владимиром. Печать озабоченности и душевного напряжения лежала на его лице. Он как бы спрашивал всех и в первую очередь самого себя: «Как быть? Что делать? Как жить дальше?»

В августе Владимир Ульянов был принят на юридический факультет Казанского университета. Он участвует в студенческих волнениях. В ночь на 5 декабря вместе с другими арестованными студентами Владимир помещен в общую камеру пересыльной тюрьмы. В ответ на вопрос товарищей, что он намеревается делать по выходе из тюрьмы, отвечает: «Мне что ж думать. Мне дорожка проторена старшим братом».

И все-таки участие в студенческих волнениях не было актом осознанной политической борьбы.

Это была вспышка, эмоциональный выход из напряженного состояния. Ответ на вопрос: «Что делать?» Владимир Ульянов нашел у Николая Чернышевского. Зная, что роман Чернышевского был любимым произведением брата, Владимир взялся за его обстоятельное прочтение. Читал его с карандашом в руках, делая из прочитанного большие выписки и конспекты.

Чернышевский освободил Владимира от стихийного чувства мести, из готовности вспыхнуть по любому поводу (студенческая сходка, например) вывел на дорогу сознательной и последовательной борьбы. Главный вывод, который извлек Владимир из романа, состоял в том, что в России «всякий думающий и действительно порядочный человек должен быть революционером».

А в сегодняшней России «всякий думающий и действительно порядочный человек» должен быть революционером? И что значит быть революционером сейчас, если все политические партии, включая КПРФ, действуют строго в рамках Конституции и законов и не ставят вопросов о насильственном изменении существующего строя?

В советское время существовал миф, что Владимир Ульянов стал марксистом чуть ли не в гимназические годы. На самом деле «до знакомства с сочинениями Маркса, Энгельса, Плеханова, – говорил Ленин, – главное, ПОДАВЛЯЮЩЕЕ влияние имел на меня ТОЛЬКО Чернышевский».

Марксистом Владимир стал позднее, когда ему было 19 лет, после усвоения I тома «Капитала» и «Наших разногласий» Плеханова. Анна Ильинична, сестра Ленина, жившая вместе с ним в Казани, вспоминала, как Владимир с большим жаром и воодушевлением рассказывал об основах теории Маркса и тех новых горизонтах, которые она открывала. Но теория теорией, а пока надо было устраивать жизнь в условиях Российской империи.

Уже после переворота 1991 года буржуазные публицисты и псевдоученые-историки пытались показать Ленина неудачником. Будто бы Владимир Ульянов «фактически нигде не работал», а если какое-то время трудился адвокатом, то все судебные процессы проигрывал.

Владимир окончил гимназию с золотой медалью, 17 предметов сдав на «5», а 1 (логику) на «4». Без экзаменов был принят в Казанский университет и исключен за участие в студенческих волнениях. В 1891 году экстерном в весеннюю и осеннюю сессии сдает экзамены в Петербургском университете (юридический факультет) и 14 (26) января следующего года получает диплом первой степени. Пусть желающие попробуют сдать экстерном выпускные экзамены и получить диплом в каком-либо российском вузе.

На самом деле адвокат Владимир Ульянов выигрывал почти каждое дело – либо у обвинения против обвинительного акта, либо против требования о размерах наказания.

Были и случаи отказа Ульянова от защиты. Так, он отказался защищать интересы крупного хлеботорговца Федора Красикова, нагло обворовывавшего крестьян.

– Лопатой денежки загребали! – поучал своего молодого коллегу старый адвокат Ященко.

– Заведомого вора защищать не хочу, – резко ответил ему Ульянов, наотрез отказавшись «брать ворованные деньги за защиту».

И опять вернемся в наше время.

Многие адвокаты сейчас способны на такой поступок?

Знавшие в то время Ульянова-адвоката люди считали, что со временем из него выйдет прекрасный «цивилист» – адвокат, специализирующийся на гражданском праве.

А его научные работы, публиковавшиеся в легальной печати? Только за три года ссылки в Шушенском Ленин написал фундаментальное исследование «Развитие капитализма в России», выпустил сборник «Экономические этюды и статьи», перевел и отредактировал двухтомник Сиднея и Беатрисы Вебб «Теория и практика английского тред-юнионизма», написал около двух десятков статей и рецензий на книги Каутского, Гобсона, Парвуса, Богданова, Гвоздева, Струве и Туган-Барановского, Булгакова и других. Они были опубликованы в столичных (Петербург и Москва) легальных журналах. За эти работы Владимир Ильич получал солидные гонорары.

Итак, В.И.Ульянов мог бы работать адвокатом или писать научные статьи, или заниматься тем и другим. Имел бы крупный счет в банке, квартиру или особняк, положение уважаемого, солидного члена буржуазного общества. Вместо этого – вынужденная эмиграция и весьма скромное материальное положение. Противники большевиков пишут, что Ленин в эмиграции чуть ли не купался в золоте. Но вот отрывок из его письма от 12 октября 1916 года из Швейцарии А. Шляпникову: –О себе лично скажу, что заработок нужен. Иначе прямо поколевать, ей-ей!! Дороговизна дьявольская, а жить нечем. Это вполне серьезно, вполне, вполне».

Своего жилища в эмиграции у Ульяновых не было вообще, а были съемные даже не квартиры, а зачастую комнаты. Так можем ли мы представить Ленина – извините, Владимира Ильича Ульянова – благонамеренным членом буржуазного общества, известным адвокатом, профессором или крупным чиновником? Я – нет. Нет, хотя бы потому, что, по словам Горького, «Ленин в высшей степени обладал качествами, свойственными лучшей революционной интеллигенции – самоограничением, часто доходящим до самоистязания, самоуродования, до рахметовских гвоздей, отрицания искусства, до логики одного из героев Л. Андреева: «Люди живут плохо – значит, я тоже должен плохо жить». В борьбе за счастье трудящихся, тех людей, которые живут плохо, Ленин не мог рассчитывать на какую-либо выгоду. Относительно собственной судьбы ему все было ясно: «Это – великое дело, – напишет он, – и на такое дело не жалко и всю жизнь отдать».

Вот позиция, совершенно не понятная обывателям и пошлякам, как жившим во времена Ленина, так и теперешним. Как непонятна современным обывателям и пошлякам Зоя Космодемьянская, сказавшая перед смертью, уже на эшафоте: «Это счастье – умереть за свой народ!» Зоя непонятна как Андрею Бильжо, психиатру и владельцу ресторана, объявившему ее сумасшедшей, так и ее так называемым защитникам на телевидении.

Смотришь на Владимира Соловьева, Сергея Брилева, Дмитрия Киселева – и видишь, чувствуешь, как она им чужда, даже в чем-то ненавистна.

Александр Ульянов свою речь на процессе 1887 года закончил словами: «Среди русского народа всегда найдется десяток людей, которые настолько преданы своим идеям и настолько горячо чувствуют несчастье своей Родины, что для них не составляет жертвы умереть за свои убеждения. Таких людей нельзя запугать ничем!»

Есть что-то общее в судьбе Зои и Александра, старшего брата Ленина.

Прекрасные и талантливые девушка и юноша с кристально чистой душой, преданные своим убеждениям. Оба были казнены в молодом возрасте: Зоя в 18 лет, Саша – в 21 год. И любовь к Н.Г.Чернышевскому и его главной книге – роману «Что делать?»

И речь перед казнью.

Александр отказался от защиты, произнес на процессе сильную речь, обосновавшую необходимость бороться с царским самодержавием всеми доступными средствами.

Правда, несокрушимая идейная убежденность Александра даже его тезке – Александру III показалась «трогательной», а Зою, ее подвиг уже лет тридцать стараются опорочить.

В 1917 году, ровно через тридцать лет после речи Александра Ульянова, уже не десятки людей, а сотни тысяч, объединенные в большевистскую партию, созданную и возглавляемую Владимиром Ульяновым (Лениным), подняли трудящихся России на социалистическую революцию.

После революции идет 100-й год. В стране произошла контрреволюция. Россия вернулась к буржуазным порядкам. Коммунистическая партия, созданная Лениным, перестала быть правящей.

А что бы сам Владимир Ильич сказал о последних 25 годах российской истории?

«Представлять себе всемирную историю идущей гладко и аккуратно вперед, без гигантских иногда скачков назад, недиалектично, ненаучно, теоретически неверно».

Всемирная – российская в том числе – история знает немало таких скачков назад.

Контрреформы Александра III.

Именно против возвращения России назад таким отчаянным шагом – покушением на царя – пытался бороться Александр Ульянов.

Установление фашистского режима в Германии в 1933 году, победа там гитлеровской партии, партии, по определению Сталина, врагов демократических свобод, партии средневековой реакции и черносотенных погромов, были таким же скачком назад.

Происшедшая в России в 1991 – 1993 годах контрреволюция – тоже гигантский скачок назад. И, наверное, главный вопрос современной России: ЧТО ДЕЛАТЬ? И снова слово для ответа товарищу Ленину:

«Великие войны в истории, великие задачи революций решались только тем, что передовые классы не раз и не два повторяли свой натиск и добивались победы, наученные опытом поражений».

Парфенов Алексей

Опубликовано в газете «Правда» (№7 (30504) 24 – 25 января 2017 года)

Комментарии1
Евгений Дмитриев
Повторно. Как это нет ни одного комментария? Неделю назад здесь же опубликовал. Слежу за обсуждением.

Дорогие товарищи! Не могу промолчать, от предлагаемого набора мероприятий повеяло запахом нафталина. Этот обширный набор напомнил аналогичные мероприятия ЦК КПСС к столетию со Дня рождения В.И., 50-летия основания СССР и пр. Юбилейной медали только не хватает и соответствующих уроков в школах... Ничего нового. Мероприятия тогда прошли и эти пройдут, а в жизни людей практически ничего не изменится, как и тогда. Останутся одни лозунги, доклады, брошюры. А люди всегда ждали коренных изменений. И сегодня ждут!
Сегодня обстановка в стране требует конкретных действий от организации, считающей себя политической силой - наследницей Октября. Но ощущение такое, что организаторы юбилея от КПРФ остаются в плену рутинной традиции - сотрясением воздуха в очередной раз озвучить накопившиеся проблемы. Но ведь нам они и без того хорошо известны, а наших идейных противников, по существу врагов, переубедить все равно не удастся. Между прочим, с другой стороны, это выглядит очередной попыткой понизить давление социального недовольства в обществе. Ну а если по - серьезному, то:
1.Надо заставить ВЛАСТЬ хотя-бы вернуть 7НОЯБРЯ, сделать его общенациональным государственным праздником, как во Франции "День взятия Бастилии". 2.Вынудить принять государственное решение о Мавзолее, чтобы до конца века ни у одного из современных "манкуртов" не родилась мысль о переносе тела Ленина и ничья рука не поднялась его драпировать во время государственных праздников. 3. Предупредить официально Правительство, что если оно в этом году не изменит коренным образом антинародную социальную политику, которая ведет к дальнейшему обнищанию людей, то фракция КПРФ выйдет из состава Государственной Думы. Да, это кризис, но надо когда-то обретать ЛИЦО подлинной Коммунистической партии. 4. Ликвидировать само название Ельцин-центр, позор России, и образовать на его площадях другое учреждение.
Дмитриев, Томск, член КПСС с 1972 года, где и продолжаю состоять, бывший зав. отделом пропаганды Томского обкома КПСС 1985-89 годы, первый секретарь Кировского райкома КПСС г. Томска в 190-1991 годах, 72 года.
Развернуть
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться

Последние подробности



Прямой эфир
15:30
Художественный фильм «Светлый путь» (12+)

Примите участие в опросе
Рост экспорта зерна из России:
Голосовать