Как швейцарец русским стал

18 Февраля 2018 8:00
Как швейцарец русским стал
Русский швейцарец Йорг Дусс

Инженер Йорг Дусс родом из Швейцарии, но живёт в России уже больше двадцати лет. В конце 1990-х отправился налаживать деревообрабатывающие станки на фабрике в городе Таруса Калужской области. Приехал на несколько месяцев, а остался навсегда. Женился, родил двоих детей и переселяться обратно в Швейцарию не собирается. Дел в российской глубинке у Йорга невпроворот. В этом убедились журналисты телеканала «Красная Линия», познакомившиеся с Йоргом и его российскими друзьями и снявшие специальный репортаж об их жизни.

С самого начала основанный Йоргом Дуссом благотворительный фонд «Радуга Тарусская» занимался в Калужской области ремонтными работами. Детские сады, школы, квартиры и дома стариков, многодетных семей. Штукатурка, покраска, обои — на любой вкус. При этом слово «евроремонт» европеец Дусс на дух не переносит.

— Меня оно просто бесит, — признаётся Йорг. — Зачем в России нужен «евроремонт»? Не говорю, что это плохо, но пусть «евроремонтом» занимаются в Европе. Это другая культура, а вам надо поддерживать и развивать свою. Тогда сюда поедут учиться из Европы.

Инженеру из Швейцарии не нравится многое, что пришло в последние десятилетия в Россию с Запада. И прежде всего — культ денег.

— В больших городах так: у кого деньги, того уважают. У кого их нет — с тем не считаются. И не важно, какой ты человек, что у тебя за душой. Это болезнь цивилизации, — вздыхает швейцарец, переселившийся в Россию.

В западных странах, как он глубоко убеждён, это заболевание уже трудно вылечить, а в России — запросто. В провинции же, где люди до сих пор искренне ценят человеческую открытость, душевное тепло, где есть чувство коллективизма и взаимовыручка, такой напасти и вовсе нет. Йорг считает, что всё это благодаря традициям российской деревенской общины.

Много денег для основания благотворительного фонда швейцарскому инженеру не потребовалось. Посмотрев, как бедно живут люди в российской провинции, он съездил к себе на родину и попросил о помощи. Там в конце года местные жители всегда собирают деньги на благотворительность. Почему бы не помочь нуждающимся в России? Так в нашей стране начал работу фонд «Радуга Тарусская», который ставит своей задачей помогать обездоленным и продвигать ценности коллективизма и взаимовыручки.

Но на ремонтах Йорг Дусс не остановился. Пока работал, нашёл единомышленников, мечтавших восстановить дух общинности и коллективизма в своей собственной жизни. Жить крестьянской общиной, как когда-то жило подавляющее большинство людей в России. Восемь лет назад они и создали в калужской глубинке сельскохозяйственную общину. Разумеется, ходить в лаптях и пахать плугом, как в ХIХ веке, здесь никто не собирался. Главным было возродить общинный дух, коллективистские отношения между людьми. И, несмотря на трудности и непредвиденные обстоятельства, многое получилось.

— Мы одна большая семья. Помогаем, поддерживаем друг друга, знаем проблемы каждого, — рассказывает швейцарский энтузиаст русской общины.

В прошлом году случилась беда. Пожар уничтожил почти всё, что успели построить за восемь лет совместного труда. Но никто не опустил руки и не разбежался. Работали от зари до зари и многое уже восстановили.

План будущего обустройства лежит у Йорга на столе. Прежде всего дома для семей — их здесь строят на общие средства. Жильё может оставаться имуществом общины, а может, по желанию, переходить в личную собственность. Кроме жилья, в плане завести баню, пасеку, передвижную теплицу, рядом — овощехранилище. Много чего. Поэтому работы — непочатый край.

Владимир Трофимов приехал в Калужскую область из Москвы. Про общину узнал случайно, из телерепортажа. Подумал-подумал, и решил круто изменить свою жизнь.

— Идея коллективного труда близка мне по духу, — объясняет Владимир. — Считаю, что сегодня выживать, да и просто жить надо только коллективно. Я ещё во времена СССР ездил к бабушке в деревню, в колхоз. Там и люди были особенные, и отношения. Прямо скажу: братские отношения. В нынешних больших городах, в капиталистическом мире этого почти не осталось.

Хотя община, которую восемь лет назад начал создавать Йорг, и вынуждена жить в капиталистическом окружении, к капитализму она никакого отношения не имеет. Как «бизнес-проект» свою жизнь и работу здесь никто не воспринимает. В общине у каждого своя специализация. Кто отвечает за пчёл, кто за коз, кто работает в поле. Но если нужно, подменяют друг друга, помогают. Потому что всё, что здесь производят, идёт в общий котёл и распределяется поровну.

Тарас Казинский, как и Владимир Трофимов, тоже приехал в Калужскую область из Москвы. В прежней жизни был управляющим в фитнес-клубе. Теперь же с головой погрузился в деревенские проблемы.

— Занимаюсь пчёлами, — рассказывает Тарас. — В прошлом году много отвлекался на строительство. Но теперь времени стало больше, думаю наверстать упущенное.

Что удивительно, в этой «деревне», как называют её жители, государственная пенсия вроде бы никому и не нужна. Есть социальный фонд, из которого идут выплаты пожилым, и его пока хватает.

Из него же, если кому-то требуется, вы-деляют деньги и на семейные нужды.

— Все наши родители, бабушки-дедушки защищены, — говорит Йорг.

Его собственные родители остались в Швейцарии, зато в России есть тесть, Сергей Евгеньевич Климов, работает в фонде «Радуга Тарусская» водителем. Кроме него и Йорга, в тарусском филиале фонда работают ещё два сотрудника — бухгалтер Юлия Терехова и социальный педагог Лидия Стародубцева. Сейчас ищут воспитательницу для местных детей. До ближайшей школы по бездорожью не наездишься, поэтому члены общины хотели бы организовать в деревне домашнее обучение.

Но главная учёба для детей — это, конечно, сельский труд. Брать пример есть с кого.

— Утром встаю в половине шестого, топлю печку, потом иду доить коз, — рассказывает Владимир Трофимов. Рабочий день у него заканчивается не раньше восьми вечера.

— Физически, конечно, устаю, — признаётся он. — Зато есть в душе радость, что сделал много полезного. Не то что в городе. Люди там порой такую бессмысленную жизнь ведут, никому не пожелаешь. Спросил одного: «Что ты за последние пять лет сделал?» А в ответ в глазах такая пустота…

Владимир убеждён, что главное в здешней общине — атмосфера. Дух общности и товарищества. Работа на природе, совместная жизнь, общие заботы, да и что говорить — общая судьба, выбранная общинниками, очень к этому располагают. О главном в жизни здесь все мыслят одинаково. И очень этим дорожат.

На вопрос о том, почему не удалось создать себе такую же жизнь в Швейцарии, Йорг Дусс отвечает не задумываясь.

— А там это вообще невозможно. Во-первых, нет места. А во-вторых, я уже здесь, в России. Это моя родина.

Йорг приехал в Россию в то время, когда очень многие хотели отсюда уехать. И уезжали… В 1990-е годы, перед дефолтом, в тарусском общежитии, где разместили швейцарского инженера, как он сейчас вспоминает, на завтрак была картошка, кусок чёрного хлеба и чай. На обед и ужин — то же самое. В комнате ночью бегали крысы, а спать швейцарскому гостю приходилось на полу. И почти так же жили рядом с ним ещё пятьдесят человек.

Почему он решил остаться? Говорит, что главное, не как живёшь, а с кем. Каковы отношения между людьми. А особенность отношений между простыми людьми в России Дусс почувствовал сразу. Испытал восхитительное чувство радости, когда смог помогать людям. Не за деньги, а просто так. Купил старушке хлеба, увидел её глаза, полные слёз. И почувствовал себя русским…

Специальный репортаж «Как швейцарец русским стал» смотрите на сайте телеканала «Красная Линия» по адресу http://www.rline.tv/programs/spetsialnyy-reportazh/video-152776.

Комментарии0

Нет ни одного комментария, будьте первыми!

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться

Последние подробности



Прямой эфир
02:15
Дню рождения Владислава Дворжецкого... Художественный фильм «Бег» 1-2 серия (12+)

Примите участие в опросе
Чего бы Вы хотели от нового правительства России?
Голосовать