Бездомный мир

4 Марта 2018 8:00
Бездомный мир
Сергей Данильченко раньше работал на стройке

Сколько в современной России людей без определенного места жительства? Официальная статистика не дает ответа на этот вопрос, а представители общественных организаций называют только приблизительную цифру: около 4 миллионов человек. Только в Москве число так называемых бомжей достигает в отдельные месяцы ста тысяч. Эти люди бродяжничают, приезжают на электричках зимой, уезжают в теплые края летом, попрошайничают, болеют, страдают, умирают… И почти никто не может самостоятельно вернуться к нормальной жизни. Государственные организации в этом практически не помогают – соответствующей статьи в федеральном бюджете нет и ввести ее никто пока не додумался.

Правда, мир не без добрых людей. Тем, кто выпал из обычной социальной среды, оказывают помощь объединения неравнодушных граждан. В одной из таких общественных организаций – Доме трудолюбия «Ной» – побывала съемочная группа специального корреспондента телеканала «Красная Линия» Аркадия Медведева.

Подмосковье, окраина садоводческого товарищества. Участок леса обнесен высокой стеной. Массивные ворота – это вход в параллельный мир, в котором житейская мудрость «от тюрьмы и от сумы не зарекайся» – главный закон жизни. В Доме трудолюбия «Ной» живут и работают сотни людей, у которых не осталось своего угла в сегодняшней России. Люди без определенного места жительства, без постоянной прописки, а часто и без документов.

– Эти люди сегодня действительно лишние в нынешнем Российском государстве, – сокрушается председатель Общественного попечительского совета Дома трудолюбия «Ной» Татьяна Федяева. – Здесь целый океан людского горя. В СССР мы и представить себе не могли, что такое когда-нибудь будет возможно.

У Дома трудолюбия двенадцать филиалов в Москве и Подмосковье. Все располагаются в арендованных помещениях. Причем аренду приходится оплачивать без малейшей помощи государства. Инициатор и руководитель проекта Емилиан Сосинский годами пытался получить государственную поддержку, но в конце концов махнул на это рукой. Понял, что помощь утопающим – дело рук самих утопающих.

– На словах все «за», – рассказывает Емилиан, – и районная администрация, и полиция. Но потом там всегда добавляют: «Только не на нашем участке»…

Инициаторы создавали этот дом для тех, кто оказался в Московском регионе без крыши над головой, но полон решимости изменить свою жизнь к лучшему. Главное – вести трезвый образ жизни и трудиться. Тогда можно будет поправить здоровье, восстановить документы, а то и завести новую семью.

Бригадира кролиководов из Дома трудолюбия Игоря Вагина из нормальной жизни выбил, как он считает, несчастный случай.

– Я родился в Душанбе, когда произошел развал СССР, перебрался в Россию, сначала в Белгород, потом в Москву, – повествует он о своей судьбе. – В столице сумел устроиться на стройку, получалось снимать жилье, но в 2014 году сломал ногу и деваться стало некуда.

Действительно, потерять трудоспособность в сегодняшней России для очень многих означает превратиться в отработанный материал. Что тогда делать? В Доме трудолюбия предлагают выход.

Два из филиалов «Ноя» – это полностью социальные дома. Здесь живут инвалиды, включая лежачих, немощные старики и женщины с детьми. Их содержание, равно как оплата аренды, покупка еды, лекарств, необходимых предметов быта оплачивается за счет половины заработка живущих в этом доме трудоспособных мужчин. Они, как правило, заняты на подсобных работах на стройках. Средства, конечно, есть, но на многое, как признается Емилиан Сосинский, все-таки не хватает. Поэтому помощь «Ною» всегда требуется – не только деньгами, но и продуктами питания, одеждой, просто волонтерским участием. Здесь будут благодарны всему – и денежному переводу на десять рублей, и предложениям о трудоустройстве, об организации выпуска и сбыта какой-то продукции, производство которой окажется по силам обитателям «Ноя».

Игорь Вагин со своей бригадой занимается в Подмосковье разведением кроликов, однако кроличьими шкурками торговать не получается: нет необходимых документов.

– Мы вообще продавать свою продукцию пока не можем, закон не позволяет, – объясняет бригадир. – Снабжаем мясом Дом трудолюбия, рассылаем по разным филиалам. А за работу получаем деньги – 50 рублей в день. Это у нас называется «пособие». И его надо заработать.

Такое пособие в «Ное» получают те, кому здоровье позволяет выполнять только простую, не слишком тяжелую работу: ухаживать за подсобным хозяйством, готовить пищу, убирать территорию, стирать. Ну а настоящие деньги для общины зарабатывают бригады-артели, берущие подряды в городе.

– У нас каждый человек трудится так, как ему позволяют здоровье и имеющиеся навыки, шесть дней в неделю, – рассказывает о местном распорядке Е. Сосинский. – Кто-то просто метет двор, тоже шесть дней в неделю, и это очень важно, ведь человек понимает, что работает, приносит какую-то пользу.

Сергей Данильченко, которому на днях исполнилось пятьдесят, живет и работает в «Ное» уже несколько лет. Раньше, как и другие мужчины покрепче, ездил на стройки, выгружал-загружал мешки с цементом, копал, выносил строительный мусор. Даже метро помогал строить – станцию «Ховрино» Замоскворецкой линии Московского метрополитена. Потом – тяжелая травма. После перелома не очень хорошо срослись кости рук, вдобавок начались проблемы с легкими. Он считает, что лично для него жизнь в Доме трудолюбия – единственная возможность оставаться на плаву в этом мире. Попросту говоря – не умереть.

– Сколько я ни искал работу, везде требовались молодые, – вспоминает Сергей. – Предпочтительнее всего – лет 25, максимум 40. А мне было 45. Если бы не «Ной», то спился бы у трех вокзалов, меня бы уже давно в крематорий отвезли или прикопали где-нибудь…

Такая вот суровая и неприглядная правда современной российской жизни. Причем таких как Сергей в Доме трудолюбия больше половины. Людей, перед которыми открылись хотя бы какие-то жизненные перспективы. За воротами «Ноя», уверен Сергей, ничего подобного не было.

– Люди приходят сюда и как будто делают глоток свежего воздуха, быстро оживают, – делится впечатлениями председатель Общественного попечительского совета Татьяна Федяева. – А знаете почему? Потому что здесь они коллектив, помогают друг другу, ощущают чувство локтя.

Татьяна Федяева абсолютно уверена в том, что людям без определенного места жительства, без работы, без документов, оставшимся один на один с жестоким капиталистическим миром, в одиночку не выжить. Зато вместе – запросто. Надо только захотеть – быть трезвым, трудиться и жить в коллективе. И помнить: человек человеку – друг, товарищ и брат. И никак иначе.

На импровизированной лесопилке в Подмосковье трудятся больше десятка человек. Работники «Ноя» используют только ручные пилы.

– У нас спрашивают: «Почему вы бензопилу не купите, быстрее же будет и легче?!» – рассказывает Татьяна Федяева. – А мы отвечаем: «Потому и не покупаем, что сразу всю работу выполним. А что потом делать будем?» Без работы нашим людям нельзя.

Емилиан Сосинский шутит, что одно время его постоянной заботой были походы в администрацию президента.

– Действительно, ходил туда как на работу, два раза в неделю несколько месяцев подряд, – вспоминает он. – Обивал пороги чиновников, пытался доказать, что проблема бездомных в нашей стране вообще никак не решается. Но мне объяснили, что для ее решения нужны не только деньги, но и изменения в законодательстве. А это трудно и, главное, никому не нужно. Поэтому и заниматься этим никто не будет. А мы в Доме трудолюбия «Ной» занимаемся. Делаем то, что нам по силам. И будем продолжать…

Специальный репортаж «Бездомный мир» смотрите на сайте телеканала «Красная Линия» по адресу http://www.rline.tv/programs/spetsialnyy-reportazh/video-153322 .

Комментарии0

Нет ни одного комментария, будьте первыми!

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться

Последние подробности



Прямой эфир
10:00
Дискуссионный клуб «Точка зрения» (12+)

Примите участие в опросе
Что мешает возрождению отечественного авиапрома?
Голосовать