Рабство в России остается за кадром

8 Апреля 2018 8:00
Рабство в России остается за кадром

В сегодняшней капиталистической России рабство, казалось бы, запрещено законом. За использование рабского труда и торговлю людьми предусмотрено суровое наказание — до пятнадцати лет лишения свободы. По соответствующим статьям Уголовного кодекса ежегодно возбуждают несколько десятков дел, современных рабовладельцев и работорговцев периодически отправляют в тюрьму. Но означает ли это, что рабства как воспроизводящей себя экономической системы в нашем государстве не существует? В этом разбирался специальный корреспондент телеканала «Красная Линия» Максим Скороходов.

Снять репортаж о рабстве в России Максим задумал после того, как наткнулся в прессе на сообщение: в нашей стране более одного миллиона рабов – людей, которых систематически и насильственно принуждают к труду в нечеловеческих условиях, без оплаты, практически за хлеб и воду. Неужели это правда? С одной стороны, западным источникам, особенно когда они что-то сообщают о России, доверять не хочется. Слишком много оскорблений, лжи, откровенных фальсификаций проливалось и проливается из-за кордона, и не только в последнее время, из-за Крыма, Донбасса, «шпионских скандалов» и прочего. Но с другой стороны, дыма без огня не бывает.

Волонтер общественного движения «Альтернатива» Андрей Кулаков убежден в том, что рабство в России – серьезная общественная проблема.

– Нам приходится жить в период дикого, не урегулированного никакими правилами капитализма, – говорит он. – Торговля рабами, рабовладение возникают здесь в силу объективных законов. Не тех законов, которые принимают «единороссы» в Государственной думе, а тех, о которых писал Карл Маркс в своем «Капитале». Прибыль при капитализме превыше всего, а что может быть прибыльнее использования труда, за который можно не платить? То есть рабского труда?

Движение «Альтернатива», в котором на общественных началах работает Андрей, – одна из немногих в России организаций, вызволяющих конкретных людей из рабства. На рабов и работорговцев у активистов «Альтернативы» глаз давно наметан. Ребята знают, что рабовладелец может жить в обычной квартире и там же держать своих рабов. Из одной такой квартиры в подмосковной Балашихе ребята из «Альтернативы» вывезли 19-летнего Игоря Галанюка. Парень приехал в Москву в поисках работы, а его обманули и заставили просить милостыню. За невыполнение «плана» жестоко избивали. Теперь Игорь вернется домой.

Консультант по борьбе с торговлей людьми Вера Георгиевна Грачева когда-то работала в российском МИД, в департаменте по правам человека. О движении «Альтернатива» узнала в 2012 году. Случайно увидела сайт в интернете и пришла познакомиться. Теперь делится здесь своим опытом.

– За годы работы в министерстве я посетила немало международных конференций, слышала множество торжественных речей и призывов, – рассказывает Вера Георгиевна. – А теперь спустилась с этих заоблачных высот на землю. У нас в России нет специальных законов о борьбе с торговлей людьми, нет федеральной программы по борьбе с рабством, нет и соответствующей государственной структуры. Ничего нет. Есть только простые люди, энтузиасты, готовые бороться за справедливость.

Вера Георгиевна подтверждает: рабов в сегодняшней России действительно много, причем число их растет. Оценка в один миллион человек весьма близка к реальному положению дел.

…Истории людей, которые попадают в рабство в Москве, написаны как под копирку. Например, Владимир Капуш приехал в российскую столицу в поисках работы с Украины. Ни в первый, ни во второй день ничего не нашел. Ночевал на вокзале. Здесь его и заприметили вербовщики. Тогда он еще не знал, что столичная площадь трех вокзалов является одной из самых активно действующих в стране «точек» вербовки рабов.

Парня уговорили поехать на кирпичный завод в Дагестан, посулив заработок 60 тысяч рублей в месяц. Но, попав на место, он сразу понял, что платить ему никто не собирается.

– Я заявил, что намерен уволиться, – вспоминает Владимир. – А мне ответили: «Только попробуй! В мусорной яме закопаем!»

Он подождал еще пару дней, а ночью убежал, без денег и документов. Пробираясь пешком по Дагестану, еще не раз попадал на кирпичные заводы, пас овец, занимался строительством. Его кормили, но денег никогда не платили. Один хозяин передавал на руки другому.

Так прошло два года. И Владимир в очередной раз сбежал. Добрался до Махачкалы, в холодное время года ночевал на трубах теплотрассы. Там его нашел активист из «Альтернативы», помог добраться до Москвы.

Теперь Владимир думает только о том, как бы побыстрее восстановить паспорт и вернуться к родным на Украину. Пусть и не удалось заработать длинный московский рубль, зато жив остался.

– Поток рабов, завербованных в Москве, поступает не только в Дагестан, – объясняет руководитель общественного движения «Альтернатива» Олег Меньшиков. – Людей везут и на юг, и на север. В Московскую область, в Краснодарский край, в Санкт-Петербург, даже в Новый Уренгой. Средняя цена на здорового мужчину – 15–25 тысяч рублей. За старушку или инвалида, которые могут попрошайничать, дадут около 50 тысяч. Дети ценятся дороже – от 60 до 100 тысяч рублей, причем за славянских ребятишек платят больше, чем за детей среднеазиатских мигрантов. Их тоже используют в основном для попрошайничества.

За год активисты из «Альтернативы» освобождают из рабства около 200 человек. По одному, по двое. В 2014-м вывезли с кирпичного завода в Дагестане сразу 18 человек. Эти люди потом написали в полиции заявление на бывшего хозяина, депутата от партии «Единая Россия». Реакция правоохранителей – нулевая. Якобы все работали по доброй воле, за еду, и ни в чем не нуждались.

– Главная беда заключается в том, что вызволение из рабства еще не означает, что человек снова в него не попадет, – сокрушается Вера Георгиевна Грачева. – Ведь люди снова оказываются на улицах, на вокзалах, лицом к лицу с охотниками за «живым товаром».

Она убеждена, что без поддержки государства любые старания общественных движений наподобие «Альтернативы», пусть их станет даже в десять раз больше, ситуацию не изменят.

– Нынешнее государство не имеет даже современных методик по борьбе с торговлей людьми, – говорит Вера Грачева. – А ведь нужны не только методики! У нас в стране гигантский разрыв между богатыми и бедными, нет «социальных лифтов» для молодежи, государство вообще не проводит внятную молодежную политику. А то, как определяет рабство и работорговлю российский Уголовный кодекс, вовсе не выдерживает критики.

По давно устаревшим представлениям, которыми, очевидно, руководствуются российские чиновники, рабство – это что-то из средневековья: цепи, казематы, надсмотрщики с плетками. Сегодняшнее российское рабство – другое. Для того чтобы сделать человека рабом, подчас достаточно отобрать у него документы и увезти подальше от дома, туда, где у него нет ни друзей, ни родственников. И такое рабство в России действительно остается «за кадром»: и для большинства средств массовой информации, и для государства…

Специальный репортаж «Рабство в России остается за кадром» смотрите на сайте телеканала «Красная Линия» по адресу http://www.rline.tv/programs/spetsialnyy-reportazh/video-156017.
Комментарии0

Нет ни одного комментария, будьте первыми!

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться

Последние подробности



Прямой эфир
15:00
Художественный фильм «Чисто английское убийство» 1-2 серия (12+)

Примите участие в опросе
Какой праздник в наибольшей степени объединяет российское общество?
Голосовать