Кузбасские выселки

15 Апреля 2018 8:00
Кузбасские выселки

Город Киселевск, что в Кемеровской области, расположен в южной части Кузнецкого угольного бассейна. Это один из сотен моногородов России — вся его экономика связана с добычей и обогащением угля. Так было в советское время, когда труд шахтёра высоко оплачивался и считался почетным. Сейчас же горняцкие семьи часто едва сводят концы с концами и теряют здоровье из-за ужасной экологической обстановки. В проблемах шахтерского Киселевска разбирался специальный корреспондент телеканала «Красная Линия» Андрей Дружинин.

Знакомство с городом съемочная группа «Красной Линии» начала с общения с местными старожилами. Александр Гартман отпахал в забое несколько десятилетий, сейчас на пенсии. Вспоминает, что в годы его молодости Кузбасс по сравнению с другими регионами страны считался краем зажиточным, стоял особняком.

– Наши шахтеры получали зарплату 700–800 рублей, она была гораздо выше, чем у большинства москвичей или ленинградцев и ненамного ниже, чем у директоров или главных инженеров здешних шахт, – рассказывает Александр. – Сейчас о таком и не мечтают…

Действительно, теперь жители Киселевска мечтают о другом. Прежде всего о том, как бы уехать подальше от угольной пыли, которая разлетается с соседних разрезов, пронизывает воздух во всей округе и оседает плотным слоем.

При Советской власти в окрестностях Киселевска работали шахты, и проблем с угольной пылью не было. Но после так называемой реструктуризации отрасли в 1990-х годах ни одной шахты здесь не осталось. Все закрылись. Взамен появились четыре угольных разреза, на которых добывать «черное золото» гораздо дешевле. Взрывчатка, экскаваторы, огромные «Белазы». Людей при такой технологии нужно немного: и без них добыча угля по сравнению с советскими показателями увеличилась примерно в полтора раза. На сколько выросла прибыль хозяев разрезов, местные жители не знают, да и не интересуются. У них сейчас другие проблемы. И главная – даже не низкие доходы, а экология.

Местный журналист Владимир Васильев рассказывает, как все начиналось.

– Осенью 1993 года в Киселевск приехал генеральный директор «Росугля» Малышев и стал уговаривать нашего мэра закрыть шахты. Сказал, что на эти цели Международный валютный фонд выделяет шесть с половиной миллиардов рублей, – детали происходившего тогда Владимир помнит очень хорошо.

Шахты в конце концов закрыли. И тысячи горняков остались без работы. Протестовали, ездили в Москву стучать касками на Горбатом мосту перед домом правительства, но безрезультатно. Шахты так и не заработали, а уголь в Киселевске начали добывать открытым способом.

– Из-за взрывов на разрезе у нас в доме постоянно отваливается штукатурка, – показывает свое жилье мать двоих детей Ксения Карпова. – Один раз даже стекло лопнуло. Ремонт приходится делать каждый год.

За околицей – разрез. Когда взрывают, пыль стоит столбом. Неудивительно, что двое маленьких сыновей Ксении никогда в жизни не видели настоящего белого снега. Под их домом почти развалился фундамент, из-за этого в помещении очень холодно, и ребятишек приходится кутать. По официальным документам, их поселок подлежит расселению, и некоторые дома уже снесены, их обитатели переехали. Но до семьи Карповых очередь почему-то не дошла.

Когда-то неподалеку протекала речка, но в результате карьерных работ она исчезла. Правда, вода все равно напоминает о себе.

– Недавно у нас подполье затопило, а там двадцать ведер картошки хранилось, все померзло, – сокрушается Ксения.

У ее соседей, семьи Кучеренко, на месте огорода большие ямы. В буквальном смысле земля из-под ног уходит. В ответ на жалобы приезжала специальная комиссия.

– Чиновники походили, посмотрели, потом заявили: «Надо вам побелить трубу», – рассказывает о своем общении с членами комиссии Ольга Кучеренко. – Ну хоть стой, хоть падай: разве из-за небеленой трубы мы в яму проваливаемся?

В своем доме, который в любой момент может сползти в яму, Ольга прожила 35 лет. На шахте работала машинистом. Ее покойный муж – слесарем. Простая, работящая семья, за крепким словом в карман не полезут. Но от наглости чиновников даже у таких людей язык немеет.

– Мне женщина из комиссии сказала: «Хоть Путину пиши, а как жила, так и будешь жить, ничего для тебя делать не будем», – вспоминает Ольга Кучеренко. – На том и расстались.

Жители Киселевска с такой вопиющей несправедливостью мириться, конечно, не хотят. Пишут в Москву, протестуют. В октябре прошлого года выходили на очередной митинг. По областному телевидению о нем ни слова. Зато запустили информацию, что рождаемость в Киселевске якобы превышает смертность.

Бывший предприниматель, а ныне пенсионер Валерий Карманов особенно возмущен тем, что местный мэр назвал Киселевск «одним из самых чистых городов Кузбасса».

– Вранье полное! – говорит он. – Когда взрывают пласты на разрезах, то видимость нулевая, даже машины на дорогах останавливаются, потому что ничего не видно. И это называют нормальной экологией?!

Дом Тамары Петровой стоит в двух шагах от бывшей шахты «Краснокаменская». Когда рядом начали добывать уголь открытым способом, затеплилась надежда, что дом пойдет под снос, а женщине предоставят другое жилье.

– Нас собрали в клубе, сказали, что вся улица подлежит сносу, – рассказывает Тамара Петрова. — Мы несколько лет ждали, потом подали иск, выиграли суд. Переселение должно было начаться еще в 2015 году. И до сих пор никакого результата.

За дом Петровым предложили грошовую компенсацию. Они, разумеется, отказались.

– А после этого нам подожгли баню, причем изнутри, сорвали замок, – говорит женщина. – Это была месть хозяев шахты. За то, что не взяли их копеечную компенсацию. А почему мы должны ее брать? Жилье на эти деньги не купишь!

Она точно знает, что в другом шахтерском городе Кузбасса – Прокопьевске дома поджигали после того, как их обитатели отказывались от мизерной компенсации. Были человеческие жертвы. Власти списывают эти случаи на обычные бытовые пожары. Но люди им не верят.

Валерий Карманов объясняет: властям выгодно тянуть время, чтобы число потенциальных переселенцев из домов близ угольных разрезов уменьшалось. Кто-то погибнет на пожаре, другие умрут от болезней или от старости.

– На фоне того, что у нас здесь творится, самый процветающий бизнес в городе – ритуальные услуги, – говорит Валерий. – Когда население здесь превысило 130 тысяч человек, то работало всего одно похоронное бюро. Сейчас жителей 50–60 тысяч, а похоронных бюро уже два десятка!

В 15 километрах от Киселевска Валерий Карманов показал журналистам «Красной Линии», каким бывает настоящий белый снег в Кузбассе. Он считает, что не нужно уезжать за тридевять земель, стоит лишь принять решение о создании нового населенного пункта вдали от разрезов, для чего необходимо выделить деньги и построить дома. Между прочим, немногочисленные окрестные деревни давно обживают, здесь возводят свои коттеджи те, кто в Кузбассе при должности и при власти. Дышать одним воздухом с киселевцами они, судя по всему, не хотят.

Специальный репортаж «Кузбасские выселки» смотрите на сайте телеканала «Красная Линия» по адресу: http://www.rline.tv/programs/spetsialnyy-reportazh/video-155590.
Комментарии0

Нет ни одного комментария, будьте первыми!

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться

Последние подробности



Прямой эфир
15:35
Художественный фильм «Фронт» (12+)

Примите участие в опросе
Какое событие 2018 года в России порадовало Вас больше всего?
Голосовать