«Большевик-на-Оке»

9 Сентября 2018 8:00
«Большевик-на-Оке»

Ока хоть и не самая протяженная река в России – всего-то полторы тысячи километров, но для сельского хозяйства страны очень важная, потому что снабжает водой земли, где с давних времен люди возделывали пашню и разводили скот. В окрестностях подмосковного Серпухова этим занимаются до сих пор, несмотря на пресловутые «рыночные реформы» 1990-х годов, уничтожившие десятки тысяч колхозов и совхозов по всей стране, несмотря на отсутствие помощи от государства, на заоблачно дорогие кредиты и смехотворно низкие оптовые цены на сельхозпродукцию. Именно сюда, на Оку, в совхоз «Дашковка», и отправилась съемочная группа телеканала «Красная Линия».

История этого хозяйства началась в 1929 году, когда в Майской долине близ Серпухова сельские жители на общем собрании образовали коллективное хозяйство. Государство предоставило им восемь тракторов, и люди сразу взялись за дело. Распахивали землю, выращивали хлеб и овощи. В годы Советской власти хозяйство называлось «Большевик». Теперь – открытое акционерное общество «Дашковка». Но принципы организации труда и жизни по сути своей не изменились. «Большевик-на-Оке» – так называют местные жители свое хозяйство.

Оператор «Красной Линии» снимает в поле уборку капусты. Начавшаяся рано утром работа спорится. Тем временем рядом со съемочной группой появляется человек на велосипеде. Это руководитель «Дашковки» коммунист Виктор Таранин. Оказывается, он часто объезжает поля подобным образом.

– Когда едешь на велосипеде, то больше видишь. А раз больше видишь – значит больше знаешь. Ну а если больше знаешь, то проще принимать правильные решения, – так объясняет Таранин свою привычку крутить педали.

Часть овощей с полей «Дашковки» продают в торговом павильоне на окраине поселка Большевик. И местные жители, и заезжие дачники с удовольствием делают здесь запасы впрок. Берут большими пакетами, а иногда и мешками. Картошку, свеклу, морковку, капусту, лук. Есть здесь и молоко под местным брендом, и яблочный сок из совхоза имени Ленина. Все натуральное, без ГМО и ядовитых химикатов – это хорошо известно.

А вот о том, какими трудами всё это дается, догадываются немногие. Виктор Таранин говорит, что убытки по овощам в его хозяйстве в прошлом году составили около тридцати миллионов рублей. Затраты растут, а оптовые закупочные цены – нет. Всего 10–12 рублей за килограмм овощной продукции, и это при том, что перекупщик потом «наваривает» на каждом килограмме в несколько раз больше.

В «Дашковке» считают убытки, но импортной химии, после которой овощи годами лежат и не портятся, все равно избегают. Потому что дорожат своим добрым именем и репутацией. А еще, говорит Таранин, не хотят связываться с торговыми сетями. Пробовали – ничего хорошего.

– Каждый год у сетей новые требования, – рассказывает заместитель руководителя «Дашковки» Галина Саблина. – То они берут расфасовку по 25 килограммов, то всего по 2 килограмма. То требуют мытые овощи, то заказывают сухую чистку. Никак им не угодишь, и каждый год новые затраты. А ведь нам надо двигаться вперед!

«Движение вперед» для Галины Саблиной – это вовсе не получение сверхприбыли. «Вперед» – это прежде всего движение вместе с коллективом, с теми людьми, которые работают в «Дашковке». Если их не сохранить, не обеспечить работой, то и хозяйство придется закрыть — таковы нынче суровые реалии.

– Допустим, мы прекратим производство части продукции, – рассуждает Виктор Таранин. – Куда тогда пойдут 320 человек, а с семьями это не меньше тысячи? И как потом в глаза смотреть людям, с которыми работал бок о бок долгие годы? У многих тут такие судьбы, что не позавидуешь.

Семья Гусевых до переезда в поселок Большевик натерпелась многого. В 1990-е годы пришлось бросить жилье и имущество в Узбекистане, уехать куда глаза глядят. Несколько лет работали в умирающем колхозе в Калужской области. Повезло только в начале двухтысячных, когда удалось устроиться в «Дашковку».

– Здесь стабильность, зарплата без задержек, – рассказывает Вера Гусева. – Можно строить планы на будущее. И другие люди сюда едут. Вот недавно новый врач появился, из Белоруссии приехал зоотехник, привез новые идеи.

Гусевы живут в служебной квартире: сама Вера, ее муж-электрик и две их дочери — Полина и Настя. В правлении совхоза им пообещали, что если доработают до пенсии, то квартира останется в семейной собственности.

В советские времена на балансе совхоза находились жилые дома, школа, детский сад, больница, клуб. Сейчас из былого наследия остался только ведомственный жилой фонд. А также бережное отношение к людям.

– Когда мне пришлось лечь в больницу, то операцию оплатила «Дашковка», – рассказывает Вера Гусева. – Операция дорогая, не каждое хозяйство может себе такое позволить. Так что здесь мы чувствуем себя хорошо. Уверенно смотрим в будущее.

Но вот у руководителя «Дашковки» Виктора Таранина подобного оптимизма нет. Во-первых, он реалист. А во-вторых, видит картину происходящего целиком, а не в частностях.

– Почему я не оптимист? – переспрашивает Таранин. – Потому что не вижу осмысленной экономической политики правительства. У нас сегодня все всё преувеличивают, на всех уровнях, от Москвы до муниципалитетов. Дескать, живем хорошо, а будем еще лучше. А где конкретные дела?

Заместитель Таранина Галина Саблина и вовсе считает, что сегодняшние крестьяне в России живут бедно.

– Почему мы не можем зарплату поднять своим рабочим? – возмущается она. – Доярки должны не по 30 тысяч получать, как сегодня, а по 50, и механизаторы тоже. Потому что они трудятся, не считаясь со временем, и дают продукцию хорошего качества. Разве не заслужили достойных денег за свою работу?

Низкие зарплаты в сельском хозяйстве – результат неправильной политики правительства. Так считают в «Дашковке». В прошлом году здесь получили хороший урожай зерновых. Только вот куда его девать? В советские годы зерно шло на корм крупному рогатому скоту, но сейчас стадо гораздо меньше и не растет. И не будет расти: закупочные цены на натуральное молоко слишком низкие из-за большого количества фальсификата, поэтому с молочным стадом мало кто хочет связываться. Получается замкнутый круг.

Впрочем, свое молочное стадо в «Дашковке» все-таки есть. Ежедневный объем производства – 9 тонн молока. На выходе не только натуральное молоко, но и простокваша, ряженка, творог, сметана. А также исключительно вкусное масло на натуральных сливках. С такими заделами «Дашковка» могла бы снабжать своей продукцией весь Серпухов. Только полки в здешних магазинах заставлены товарами крупных производителей – с растительными жирами, консервантами, антибиотиками, на сухом молоке. В так называемой рыночной конкуренции эти товары у «Дашковки» пока выигрывают.

– Вот официальная статистика за 2017 год: из двухсот сорока тысяч сельскохозяйственных предприятий 52 процента убыточные, – приводит данные Росстата Виктор Таранин. – А ведь это 124 тысячи хозяйств! Так почему же они убыточные? Правительству надо собраться со знающими людьми, с практиками, во все вникнуть, обсудить. Но показуха для них, видно, важнее. Дескать, в стране все хорошо. Но это же не так!

Сама «Дашковка» выживает сегодня за счет того, что удалось накопить в так называемые тучные двухтысячные. Успели построить современное овощехранилище на 25 тысяч тонн. Обновили машинно-тракторный парк, купили новые доильные аппараты. Запаслись самым необходимым и теперь работают с полной отдачей. Фактически вопреки всем обстоятельствам. Без помощи от государства и внешних инвесторов. Производство здесь сегодня – это совсем не бизнес, как в крупных частных агрохолдингах. Это исключительно дело совести.

Специальный репортаж «Большевик-на-Оке» смотрите на сайте телеканала «Красная Линия» по адресу http://www.rline.tv/programs/spetsialnyy-reportazh/video-166396/.
Комментарии0

Нет ни одного комментария, будьте первыми!

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться

Последние подробности



Прямой эфир
00:20
Художественный фильм «Русский вопрос» (12+)

Примите участие в опросе
Главной движущей силой российской экономики должно быть:
Голосовать