Возраст недожития

28 Октября 2018 8:00
Возраст недожития
Координатор "Левого фронта" в Ярославле Светлана Апполонова

На протестные митинги жители Ярославля выходили в этом году не раз. Протестовали против превращения региона в полигон для московского мусора. Требовали отставки правительства в связи с повышением пенсионного возраста. Претензий к властям всех уровней накопилось немало. На один из таких митингов приехали журналисты телеканала «Красная Линия». И сразу же окунулись в море народного возмущения.

– Работай за похлебку и после этого умри! И врут, что у государства нет денег. Их у него, как у дурака махорки, – громко говорит Шакир Абдуллаев.

Много лет он проработал на предприятии Объединенной двигателестроительной корпорации «Сатурн», которая производит широкий спектр высокотехнологичной продукции – от двигателей для гражданской авиации до промышленных и морских газовых турбин. В октябре 2018-го Шакиру Кафаровичу как раз исполнилось шестьдесят. Оформить себе пенсию по старым правилам он успевает. Но вот почему этого не разрешают сделать его коллегам по цеху, которые всего на несколько месяцев моложе, – этого секретарь Рыбинского райкома КПРФ Шакир Абдуллаев понять не может.

А ведь тем, кто в предпенсионном возрасте имеет работу, можно сказать, повезло. Попробуй лишись источника заработка после пятидесяти, да даже и раньше, нормально оплачиваемую работу едва ли найдешь. Особенно в провинции. Пример Ярославля весьма показателен.

– Я потеряла работу в 45 лет, – рассказала журналистам телеканала «Красная Линия» одна из участниц митинга.

Эта женщина, попросившая не называть ее имени, – гуманитарий, вполне могла бы преподавать в вузе. Но без работы уже четыре года. Не получается устроиться даже не по профилю. А на официальную биржу труда обращаться бесполезно.

– Вчера заходила на популярный сайт в интернете. На шесть тысяч резюме две тысячи вакансий в Ярославской области. То есть соотношение 3:1. Причем из этих двух тысяч вакансий только 20, то есть один процент, где предлагают официальное трудоустройство.

Грузчики, уборщицы, водители – эти специальности в основном востребованы сегодня в Ярославле и его окрестностях. Но оплата труда мизерная. Принимают на работу опять же не всех желающих, прежде всего – молодых. А если нет водительского удостоверения с соответствующей категорией, то и переучиваться бесполезно. Без стажа работы все равно никуда не возьмут.

– В этом году у нас в области вакансий в центрах занятости больше, чем официально зарегистрированных безработных, – говорит депутат Ярославской областной думы коммунист Эльхан Мордалиев. – Вроде бы парадокс. Но вакансии не заполняются, потому что зарплаты очень низкие. Человек рассчитывает получать тридцать тысяч рублей в месяц, а ему предлагают 15–20. И это на фоне дорожающих продуктов питания, роста коммунальных тарифов! Люди разворачиваются и уходят. Не хотят вкалывать на рабских условиях. И регистрироваться на бирже тоже не хотят. Бесполезно.

Евгению Полковникову сегодня 50 лет, он трудится в сбытовой компании в Ярославле. После того как потерял прежнюю работу, новую искал 16 месяцев. Говорит, что государственная служба занятости функционирует формально, старается не помогать людям, а отфутболивать их подальше.

– Действительно, после обращения в службу занятости вам выдадут листок с адресами, куда можно сходить, – признает Евгений. – Но не факт, что вы там кого-то застанете или с вами захотят разговаривать. На рабочие специальности устроиться, конечно, проще. На там платят гроши.

Евгений пытался искать работу на специализированных сайтах в интернете. Как принято, разместил резюме. Но кандидатам после 40 лет работодатели отвечают редко, поэтому Евгений звонил им сам, а потом ездил на встречи. Сейчас считает, что это была ошибка.

– Впустую проездил свое время и потратил деньги, – вспоминает мужчина. – Результата не получил. Ехать на собеседование надо только тогда, когда работодатель сам позвонит и пригласит. Это означает, что вы его действительно заинтересовали.

Сейчас у него нет твердой зарплаты. Доход зависит от объема продаж. Так что получает он вполовину меньше того, что имел в прежней организации. Но считает, что в его положении и это неплохо.

На кухонном столе у нашего героя лежит газета. В ней текст обращения президента Путина по пенсионной «реформе». Точнее, по повышению пенсионного возраста.

Евгений уверен, что в этом вопросе власть перегнула палку. Протестные настроения ширятся по всей стране, и бывший безработный Полковников вполне их разделяет. Хотя бы потому, что средняя продолжительность жизни мужчин в Ярославской области – 64 года. То есть многие до нового пенсионного возраста просто не доживут. А у тех, кто не имеет работы, шансы и вовсе невелики.

– Но я и сам не хочу работать до 65 лет, – заявляет Евгений. – Не хочу – и все, и не важно, какая будет пенсия! Мой отец был бригадиром строителей и вышел на пенсию в 60 лет. И я хочу так же. Правда, отец жил в другой стране, в Советском Союзе…

Полковников-младший считает, что, как и в СССР, у каждого человека в России должна быть достойная пенсия. У женщин в 55, у мужчин в 60 лет. И тогда люди сами решат, работать им дальше или нет. А вместо этого им подготовили очень большую «свинью».

Координатор «Левого фронта» в Ярославле Светлана Апполонова четыре года пыталась найти работу в городе. Но не смогла. Работодатели решили, что у Светланы слишком высокая квалификация. Дело в том, что она несколько лет возглавляла кадровое агентство в Ярославле, а когда спрос на высококвалифицированных специалистов упал почти до нуля, агентство пришлось закрыть.

– Кто-то может сказать, что работы в Ярославле полно, – говорит бывший директор по кадрам. – Да. Но какой работы? Малоквалифицированной и низкооплачиваемой. Я же не для того столько лет училась, а потом работала, чтобы стать продавцом или кассиром в магазине!

Светлана рассказала, что мужчины могут легко найти в Ярославле работу дворника за пять тысяч рублей или охранника за 8–9 тысяч рублей в месяц. А если хотите зарабатывать 30 тысяч, то это только «по блату». Или за приличную взятку.

В советские годы Ярославль был крупным промышленным центром. Даже еще десять лет назад на местном шинном заводе трудились восемь тысяч человек. На моторном – двадцать тысяч, а когда-то было и сорок тысяч работающих! За последние годы закрылись табачная фабрика, ликеро-водочный, мукомольный заводы, множество других предприятий. Недавно японцы построили в области фармацевтическое производство. Современное и автоматизированное. Так что занято там всего 150 человек. А куда деваться остальным?

Журналисты телеканала «Красная Линия» обратились к руководству регионального правительства с просьбой встретиться и рассказать, каков рынок труда в Ярославской области, насколько велики реальные цифры безработицы, действуют ли программы переквалификации для людей старшего возраста. Однако времени для разговоров с журналистами чиновники не нашли.

А чему удивляться? Ответов на вопросы о рынке труда не знают не только власти в Ярославле. Их не знают, похоже, даже в самых высоких кабинетах в Москве. Потому что если бы знали, то 25 миллионов высокотехнологичных рабочих мест, о которых говорилось в «майских указах» президента Путина в далеком 2012 году, уже давно были бы созданы. И часть из них оказалась бы в Ярославле. А пенсионный возраст в этом случае не пришлось бы превращать в позорный возраст недожития.

Специальный репортаж «Возраст недожития» смотрите на сайте телеканала «Красная Линия» по адресу http://www.rline.tv/programs/spetsialnyy-reportazh/video-169607.
Комментарии0

Нет ни одного комментария, будьте первыми!

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться

Последние подробности



Прямой эфир
11:45
Дню чекиста посвящается... Художественный фильм «ТАСС уполномочен заявить…» 1-3 серия (12+)

Примите участие в опросе
Что определяет уровень цен в России?
Голосовать