Специальный репортаж "Качканарская итальянка"

Обсудить
Скачать
Код

Гора Качканар — единственный источник ванадиевой руды в России, а действующий здесь Качканарский горно-обогатительный комбинат входит в пятёрку крупнейших горнорудных предприятий страны. Информацию об этом можно найти во многих справочниках. Однако по-настоящему исполинский масштаб производимой здесь работы понимаешь лишь тогда, когда видишь качканарские карьеры сверху, с высоты птичьего полёта.

Впечатляющий масштаб Качканара специальный корреспондент «Красной Линии» Аркадий Медведев оценил лично, поднявшись на близлежащую гору. Проводником съёмочной группы стал Габбас Даутов — первый секретарь Качканарского отделения КПРФ, депутат городской Думы, а кроме того — бывший машинист экскаватора, отдавший работе в карьере без малого четыре десятка лет.

История Качканарского ГОКа — это во многом и личная история Габбаса Даутова. Он начал трудиться здесь ещё в конце 1970-х годов, когда комбинат стал одним из ведущих горно-обогатительных предприятий СССР. Тогда железная руда нескончаемым потоком шла отсюда на крупнейшие металлургические заводы страны и даже за рубеж. Неудивительно, что с началом так называемых рыночных реформ приватизация Качканарского ГОКа не заставила себя ждать. В настоящее время комбинат принадлежит международной группе компаний ЕВРАЗ со штаб-квартирой в Лондоне и рыночной капитализацией в 3,74 миллиарда долларов. Один из крупнейших бенефициаров — Роман Абрамович, владеющий почти третью акций ЕВРАЗа.

У Габбаса Даутова никаких акций нет вообще. Но он не чувствует себя бедным. Ведь главным своим богатством всегда считал имя, фамилию и рабочую совесть. А это даже по нынешним «рыночным» временам немало.

В коллективе авторитет Даутова признавали всегда. За ним шли. В 1990-е годы, когда зарплату на комбинате не выплачивали месяцами, он руководил стачечными комитетами и очень часто добивался выполнения коллективных требований. Да и депутатом городской Думы качканарцы выбрали его не за красивые глаза.

Но недавно машиниста экскаватора отстранили от работы, списав перед этим и сам экскаватор.

— Машина была нормальной, могла бы ещё работать, — рассказывает Даутов.

— Почему тогда её списали, а вас отстранили?

— Думаю, чтобы было сподручнее управлять трудовым коллективом. Чтобы не было инакомыслящих или людей с повышенным чувством справедливости. Это здесь никому не нравится…

Даутов, как и его товарищи, не сомневается, что получил расчёт из-за организации и проведения так называемой итальянской забастовки — это когда все работы производятся с точным соблюдением требований техники безопасности. Вроде бы, а как же иначе? Однако на Качканарском ГОКе, как и во многих других местах в России, организация труда такова, что работа по правилам ведёт к резкому падению выработки. А это всё равно что настоящая забастовка.

На «итальянку» несколько десятков работников комбината пошли после того, как стало известно: работодатель намерен сократить ежемесячные доходы рабочих на 10—15 тысяч рублей. Да так, чтобы не нарушить при этом законодательство. Администрация прибегла к хитрости: утвердила специальное положение о коэффициенте экономической эффективности рабочих, в зависимости от которого можно снижать размер премии.

Тут местный профсоюз и сказал своё слово: по закону — так по закону! И объявил «итальянскую забастовку». Габбас Даутов вместе со своим товарищем, машинистом экскаватора Николаем Бурашниковым, был её самым активным организатором и участником.

Зачем ЕВРАЗу — транснациональной компании, одному из крупнейших мировых производителей стали, чьи акции котируются на Лондонской фондовой бирже, потребовалось сшибать по нескольку тысяч рублей с уральских работяг — вопрос риторический. Крупные капиталы потому и становятся таковыми, что напитываются трудовыми рублями и копейками простых тружеников. Исключений практически не бывает.

Но в случае с коллективом Качканарского ГОКа работодателю пришлось отступить от задуманного. «Коэффициент экономической эффективности» каждого рабочего вводить не стали. Председатель первичной профсоюзной организации «Качканар-Ванадий» Анатолий Пьянков даже считает, что коллектив почти победил.

— Премию рабочим стали снижать не более чем на три тысячи рублей, — рассказывает он.

Однако администрация совершила обходной манёвр и устроила проверку профессиональных знаний каждого рабочего. В результате 38 участников «итальянки» отстранили от работы. Как считают они сами, чтобы лишний раз не «качали права» и не подавали пример другим. А троих самых «буйных» сократили. Габбас Даутов ждёт, что будет четвёртым.

Качканар — город не простой. Население — всего сорок тысяч человек, и вся жизнь здесь строится вокруг горно-обогатительного комбината, который является главным работодателем во всей округе. Причём, как выяснилось, работодателем привлекательным. Средняя зарплата на Качканарском ГОКе — около 49 тысяч рублей. В соседних посёлках — 6—7 тысяч. Если где-то остались заводы, то можно рассчитывать тысяч на 20—25, не больше. Вот почему участвовать в профсоюзном движении, бороться за свои права многие работники Качканарского ГОКа не хотят. Боятся. Себе дороже выйдет…

А комбинат тем временем дошёл до пика производственных возможностей. Его проектная мощность — 45 миллионов тонн руды в год, но в прошлом году было отгружено 58 миллионов тонн. Дальше наращивать производительность некуда, поэтому для повышения прибыли сокращают людей.

Директор по персоналу Андрей Ярославцев не стал скрывать от журналистов «Красной Линии» расчётов менеджмента компании:

— В целях повышения эффективности из 30 экскаваторов от работы выводился один. Экипаж экскаватора — семь человек. Каждого посмотрели, оценили. И по факту под сокращение попали те, у кого больше всего нарушений трудовой дисциплины, подтверждённых протоколами и приказами.

Так и вышло: хотя, с точки зрения Габбаса Даутова и его товарищей, «итальянка» — это борьба рабочих за свои права, работодатель считает её нарушением трудовой дисциплины со всеми вытекающими последствиями.

Впрочем, депутат Качканарской городской думы, первый секретарь местного отделения КПРФ Габбас Даутов от борьбы не отказывается. Не такой он человек.

— Вопиющий факт, — рассказывает он. — Благодаря «карманным» городским депутатам Качканарский ГОК протащил решение о введении льготы в 30 миллионов рублей по налогу на землю. Что это, как не коррупция и разграбление городского бюджета за счёт местного населения?!

Товарищи Даутова его поддерживают. Особенно в том, что касается положения дел на Качканарском ГОКе. Политика хозяев и менеджмента ЕВРАЗа не вызывает у них никаких симпатий. Машинист электровоза Александр Боданин говорит так, будто видит их насквозь:

— Люди, поставленные руководить Качканарским ГОКом, преследуют единственную цель: уменьшить затраты и увеличить прибыль. Любыми способами, а как это будет происходить, никого «наверху» не волнует.

Напоследок надо сказать: Качканар — не самый бедный город России. И рабочие активисты борются здесь не за последний кусок хлеба. Да и «итальянка», если разобраться, — это не крик отчаяния, а, скорее, требование к менеджменту и так называемым хозяевам говорить с рабочими на равных. Но этим и важна борьба местных рабочих. Получится у них — появится надежда и у многих других.

Юрий Мелитонян

Код плеера на сайт

Последние комментарии

Нет ни одного комментария, будьте первыми!

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться

Смотрите также

предыдущая 1 2 3 ... 5 6 следующая
Прямой эфир
20:00
Художественный фильм «Угрюм-река» 1-4 серии (12+)

Примите участие в опросе
Что способно повлиять на снижение уровня коррупции в России?
Голосовать