Срочная новость: В ЛНР арестовали высших чиновников за связь с украинскими спецслужбами

Специальный репортаж "Последний ветеран"

Обсудить
Скачать
Код

Наступит такой день и он останется один. Один на всем земном шаре. Наедине с собой, со своими мыслями, со своими поступками, со своей горечью, но главное со своей победой. Последний ветеран самой беспощадной войны пройдет парадным маршем в полной тишине. В честь тех, кого уже никогда не будет. Но пока они с нами, все чаще болеют, но как прежде не жалуются на жизнь и не ропщут на судьбу и снятся им сны, в которых они молодые, но так рано увидевшие смерть. Смотрите специальный репортаж Дениса Берестова «Последний ветеран» (22.06.2017).


Ветеранов Великой Отечественной войны с каждым годом становится всё меньше. Тех, кто принимал непосредственное участие в боевых действиях, сейчас насчитывается немногим более 100 тысяч человек. Когда-нибудь придёт такой день — их будет несколько сотен, потом несколько десятков, а потом останется кто-то один. Последний ветеран Великой Отечественной войны… 

ПОЛКОВНИКУ министерства по чрезвычайным ситуациям Сергею Курочкину приснился сон: в День Победы по Красной площади в Москве идёт последний ветеран войны. Он проходит под стенами Кремля, а стоящие здесь же подразделения Российской армии отдают ему честь.

О своём необычном сне Сергей Курочкин поведал специальному корреспонденту телеканала «Красная Линия» Денису Берестову.

— Это было в ночь с 8 на 9 мая 2005 года, — вспоминал Сергей Курочкин. — Сначала я разглядел лицо. Потом фигуру: высокий седой человек. Он шёл по брусчатке. Кругом тишина, и только палочка: «тук, тук». И медали звенят, награды. А потом я понял, что он идёт по Красной площади. И застывшие российские воины стоят и смотрят на последнего ветерана, оставшегося в живых. Не знаю, когда такое будет. Может, через пять лет, может, через десять. Дай бог, чтобы через двадцать…

Разговор этот происходил в Крыму, в местах боёв близ Севастополя, рядом со скалой, где когда-то был оборудован командный пункт. Неподалёку безымянная возвышенность — всего-то 50 метров, но брали её, как рассказывает Сергей Курочкин, большой кровью…

Съёмочная группа «Красной Линии» прибыла в Крым по другому редакционному заданию. Снимать репортаж о ветеранах Великой Отечественной войны не планировали. Но после разговора с Сергеем Курочкиным поняли: надо! И стоило поторопиться: ветераны уходят, тех, кто проливал свою кровь на фронтах, осталось на десять стрелковых дивизий.

Так появился специальный репортаж «Последний ветеран». Несколько бесед с фронтовиками, живущими нынче в Севастополе. Несколько интервью с простыми вопросами. Чем запомнилось начало войны? Что почувствовали, когда она закончилась? Благодаря чему выстояли и победили? Боялись ли смерти? Что давало силы жить и идти в атаку?

Простые человеческие вопросы. Вопросы о жизни и смерти…

Сегодня житель Севастополя Василий Иванович Алексеев — полковник авиации в отставке. Но войну закончил рядовым в конце 1943-го, по ранению. В январе того же года его ещё с девятью односельчанами вызвали в военкомат и отправили в Тамбов в пулемётное училище. Выпустить ребят должны были младшими лейтенантами, командирами взводов, но не успели. Обстановка на фронтах ухудшалась, поэтому всех срочно перекинули ближе к Орлу. Высадили вечером на станции Мценск, ночью сформировали подразделения, а уже утром началось наступление в сторону Орла.

Свой первый бой Василий Иванович помнит плохо. Но помнит, что было страшно. И откровенно об этом сегодня говорит.

— Что на войне самое страшное? — специальному корреспонденту «Красной Линии» Денису Берестову самому надо было набраться мужества, чтобы задать такой вопрос седому ветерану. Но он всё-таки решился. Василий Иванович Алексеев ответил:

— На войне всё страшно, — сказал он. — И копать окопы, не зная, успеешь или не успеешь занять позицию, и идти в наступление, и везти за ручку свой четырёхколёсный пулемёт, чтобы вовремя развернуть его в сторону врага. А ещё страшно было стрелять и понимать, что убиваешь людей. 900 выстрелов в минуту. Стреляешь — как сено косишь. А потом перебежка из окопа — и к новой позиции.

— Что на войне помогало побороть страх?

— Не только мне, думаю, всем: были настроены на то, чтобы освободить Родину. Всю, до конца, — и города, и деревни, и сёла. Это придавало большой энтузиазм.

Иван Григорьевич Мацегор — тоже военный лётчик. Полковник авиации в отставке. В начале войны был корректировщиком артиллерийского огня, потом окончил лётное училище и сел за штурвал самолёта. В последнее время журналисты у него нередкие гости. В год берут 3—4 интервью. В 2014 году зачастили иностранцы: из Норвегии, Дании, Великобритании, Германии.

Вопросы задают разные, но о страхе смерти на войне спрашивают часто. А он отвечает, что в 19 лет о смерти старался не думать. Так же, как и однополчане. Хотя его курсантский батальон потерял 300 человек убитыми.

На вопрос о том, почему Гитлер захватил всю Европу и сломался на Советском Союзе, отвечает по-солдатски прямо:

— Первое и главное — это массовый героизм советского народа. Когда началась война, у военкоматов выстроились очереди: все хотели, чтобы их послали на фронт. Мы были воспитаны в духе патриотизма, любви к Родине. Получили воспитание, будучи пионерами, комсомольцами, а потом и членами партии…

Ивану Григорьевичу повезло: ранений на войне он не получил. Не задели ни пули, ни осколки. Несмотря на более чем солидный возраст, он по-прежнему бодр, активно даёт интервью, встречается с молодёжью, школьниками, рассказывает им о войне.

А вот Василий Иванович Алексеев такой бодростью похвастаться не может. Всё из-за того, что был ранен разрывной миной в белорусских лесах недалеко от Гомеля в конце 1943 года. До сих пор носит в пояснице немецкий осколок.

Это ранение повлияло на всю последующую жизнь: определило не только плохое, но и хорошее. После госпиталя рядового Алексеева направили в лётное училище. Предлагали пойти в артиллерийское, но он захотел в авиацию. В Куйбышеве, с аэродрома с позывным «Водопой», он поднимался в воздух на пикирующих бомбардировщиках Пе-2. А Победу встретил на аэродроме «Сливное». Рассказывает, что после того, как по радио объявили об окончании войны, все схватили винтовки, ракетницы, начали палить в воздух. Радости не было предела.

Тогда Василию Ивановичу Алексееву было всего 20 лет. В военной авиации он прослужил 35 лет. Налетал 6000 часов, освоил 15 типов самолётов. Немало было у него и боевых наград. Был и орден Отечественной войны, и орден Красного Знамени. Но особенно ценил он медаль «За освобождение Белоруссии», которую прислал ему президент Белоруссии Лукашенко. И до сих пор ценит эту награду — за то, что не забыли его через столько лет в белорусских лесах.

Правда, не так давно награды украли. Вместе с висевшим в шкафу кителем. Пришли две женщины, представились соцработниками. Когда на что-то отвлёкся, парадный китель «увели». Потом целый год звонил в полицию — безрезультатно.

Когда корреспондент спросил Василия Ивановича, есть ли у него мечта, тот ответил, не задумываясь:

— Дожить свои дни так, чтобы ничего не болело.

Из-за немецкого осколка он сегодня может только сидеть и лежать. Даже по квартире передвигаться слишком трудно. Поэтому он уже три года как не сходит со своего третьего этажа. И на военный парад 9 мая, даже если позовут, пойти не сможет.

А война снится ему до сих пор. Снится о том, что было страшно, и о том, что давало силы преодолеть этот страх.

Юрий Мелитонян

Код плеера на сайт

Последние комментарии

Нет ни одного комментария, будьте первыми!

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться

Смотрите также

предыдущая 1 2 3 ... 6 7 следующая
Прямой эфир
15:10
Дню рождения Михаила Ульянова посвящается… Художественный фильм «Позови меня в даль светлую» (12+)

Примите участие в опросе
Для разработки успешной социально-экономической стратегии государства нужен:
Голосовать