Москва - Пекин: дружба навек? (18.05.2017)

Обсудить
Скачать
Код

Что должно быть главной целью России при сотрудничестве с Китаем? Инфраструктурные проекты и экономическое развитие Дальнего Востока? Или стратегический военный союз для противодействия США? А может быть, России нужно и то и другое? Но получится ли? На эти и другие вопросы в студии «Точки зрения» отвечают заместитель директора Института Дальнего Востока РАН Андрей ОСТРОВСКИЙ, академик РАЕН, губернатор Амурской области в 1993-1994 гг. Владимир ПОЛЕВАНОВ и политолог Александр АСАФОВ.

Ведущий – Владислав ЖУКОВСКИЙ.


Проблемы российско-китайских отношений в программе «Точка зрения» обсуждали заместитель директора Института Дальнего Востока РАН Андрей Островский, академик Академии естественных наук Владимир Полеванов и политолог Александр Асафов. Программу вёл Владислав Жуковский. 

Владислав ЖУКОВСКИЙ. В 1949 году поэт Михаил Вершинин написал стихи, положенные в основу популярной песни «Москва — Пекин». Первые слова в ней были такие: «Русский с китайцем братья навек». Нынешние «звёзды эстрады» эту песню не исполняют, российские же власти говорят уже не о «братстве», а по большей части о «стратегическом партнёрстве» и «экономическом сотрудничестве» с Китаем. По вашей оценке, каково здесь положение дел?

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Китай уже в силу своего географического положения должен быть стратегическим партнёром России. Хотя бы потому, что протяжённость нашей общей границы четыре тысячи километров. Что касается экономики: если Советский Союз по уровню экономического развития можно было сравнить со всадником, а Китай — с лошадью, то теперь роли поменялись. ВВП Китая, рассчитанный по покупательной способности, превосходит российский в пять раз. Китай — «мастерская мира», у России же своей промышленности почти не осталось. И пока главная статья нашего экспорта в Китай — это сырьё.

Владислав ЖУКОВСКИЙ. «Мастерская мира» продвигается вперёд семимильными шагами. Новый китайский проект «Один пояс, один путь», в котором принимают участие десятки стран, даст Китаю новые возможности для развития?

Андрей ОСТРОВСКИЙ. Я бы начал с того, что в условиях мирового финансового кризиса в мире уже нет такого спроса на китайскую продукцию, какой был ещё десять лет назад. И китайское руководство настойчиво пытается решить эту проблему. Отсюда упомянутая вами масштабная инициатива «Один пояс, один путь», обсуждавшаяся недавно в Пекине на крупном международном форуме, в котором принял участие и президент России Владимир Путин. В чём, коротко, экономический смысл этого проекта? Во-первых, он должен дать импульс развитию таких отдалённых китайских провинций, как Синьцзян, Юньнань, Внутренняя Монголия. А во-вторых, создание огромного сухопутного моста между Азией и Европой поможет сформировать новые большие рынки для китайских товаров.

Владислав ЖУКОВСКИЙ. Какую пользу получит от реализации этого проекта Россия?

Андрей ОСТРОВСКИЙ. В принципе «Один пояс, один путь» подразумевает развитие всех территорий, через которые пройдут транспортные маршруты из Китая в Европу. В нашем же случае всё зависит от того, до какой степени Россия будет вовлечена в реализацию этого проекта. Пока мы заявили об участии в двух серьёзных инициативах. Первая — это так называемый Степной путь, автомобильный (и железнодорожный) маршрут из Китая через Монголию в Россию. Вторая — «Экономический пояс Шёлкового пути», северный маршрут из Китая в Европу — самый короткий и дешёвый. Уже в июне, когда в Москву приедет Председатель КНР Си Цзиньпин, надо будет обозначить маршруты на карте, решить вопрос о размерах и направлениях капиталовложений. А также о том, в каких размерах и когда Россия будет вкладывать свои средства в совместные проекты. Ведь, допустим, высокоскоростная железная дорога Пекин — Москва пройдёт не только по нашей территории, но и через Казахстан, Узбекистан, Киргизию. Так что главное сейчас понять: будет ли Россия активно участвовать в транспортных проектах или пока останется в стороне.

Владислав ЖУКОВСКИЙ. Без каких проектов с участием России китайцы точно не обойдутся?

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Маршрут морского Шёлкового пути практически полностью контролируется военно-морским флотом США, поэтому без сухопутного маршрута китайцам не обойтись никак. А он не может не пройти через территорию России. А в качестве своеобразного бонуса китайцы готовы построить железную дорогу, которая пройдёт от Урала через Республику Коми к Белому морю — Белкомур. Её предполагаемая протяжённость — 1161 км. В 55 километрах от Архангельска планируется построить новый глубоководный порт, откуда может транспортироваться российская нефть. Думаю, это приведёт к оживлению Северного морского пути.

Владислав ЖУКОВСКИЙ. Критики нашего участия в китайских транспортных проектах утверждают, что они представляют угрозу для существования Транссибирской железнодорожной магистрали. Это действительно так?

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Уверен, что российский Транссиб выживет в любом случае, ибо Россия без него не обойдётся даже теоретически. Ведь у нас и Сибирь, и Дальний Восток фактически висят на нитке Транссиба, соединяющей их с остальной страной. Обрывать её никому не позволят.

Владислав ЖУКОВСКИЙ. Мне кажется, что военно-стратегический аспект сотрудничества России и Китая в последнее время уходит на второй план. Или я оши-баюсь?

Александр АСАФОВ. В Китае существует такая концепция нашего партнёрства: экономически развитый Китай сотрудничает с развитой в военном отношении Россией для защиты от агрессии со стороны США.

Огромный плюс России — мощные Военно-космические силы, и это делает Москву незаменимым партнёром для Пекина. Думаю, что и экономические предложения Китай делает России с учётом этого фактора.

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Сегодня в мире существуют только три по-настоящему независимые страны — это США, Китай и Россия. Поэтому роль России в этом треугольнике будет только возрастать. И в этих условиях военно-политический союз России с Китаем — единственная гарантия того, что третьей мировой войны не будет. Ведь пресловутая «агрессивность» США — это не просто слова. Они уничтожили Югославию, Ирак, Ливию, ведут войну в Афганистане, не дают прийти к миру в Сирии. Иран продержался каким-то чудом только благодаря позиции России. Но в одиночку, без военно-политического союза с Китаем, остановить Америку мы будем не в состоянии. Китай без нас тоже не справится. Только вместе мы сможем заставить американцев поумерить свои геополитические амбиции.

Владислав ЖУКОВСКИЙ. Получается, что экономика в наших отношениях с Китаем идёт позади политики, вслед за решением военно-политических вопросов?

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Военно-политический союз России с Китаем — это главное. Другое дело, что в него обязательно надо включить финансовую составляющую. Ведь американский доллар — это тоже оружие. Оружие, с помощью которого США контролируют весь мир. И это оружие надо выбивать из рук американцев. Российско-китайское экономическое сотрудничество должно этому способствовать.

Андрей ОСТРОВСКИЙ. Я бы добавил, что от серьёзных военных конфликтов на глобальном уровне человечество сегодня во многом спасает Договор о мире и дружбе между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой, подписанный 16 июня 2001 года. Вот пример: когда начались конфликты в Южно-Китайском море и США захотели вмешаться, были проведены совместные российско-китайские военно-морские манёвры, и после этого всё успокоилось. В Вашингтоне понимают, что с Россией и Китаем, которые действуют сообща, им не справиться.

Владислав ЖУКОВСКИЙ. Я правильно вас понял: надо крепить оборону, делать ставку на военную мощь, и всё будет в порядке?

Андрей ОСТРОВСКИЙ. Сегодня наша военная промышленность ещё конкурентоспособна. Но нужна финансовая подпитка, требуются развитие науки и техники и внедрение их достижений в производство, развитие новых отраслей. Если всего этого не будет, то военный потенциал станет постепенно ослабевать. Как говорили древние римляне: «Хочешь мира — готовься к войне».

Владислав ЖУКОВСКИЙ. Что бы вы пожелали российскому руководству, российской дипломатии при развитии и углублении наших отношений с Китаем?

Александр АСАФОВ. Прежде всего взвешенности и продуманности решений. Видеть ситуацию трезво и, продвигаясь вперёд, не оставлять потом занятых позиций.

Андрей ОСТРОВСКИЙ. Больше консультироваться со специалистами, с профессиональными китаеведами. В нашей стране ещё в советские годы накоплен огромный опыт в том, что касается развития и укрепления отношений с Китаем. Не пользоваться этим опытом было бы недальновидно.

Код плеера на сайт

Последние комментарии

Владимр Давыдов
Владимр Давыдов
Что нужно Америке от России?
Во-первых, уничтожить "империю зла". … прибрать ресурсы, включая люмпенов и пр.
Четверть века никто толком не может определить, куда идёт Россия, но мало-помалу уступает США. Во власти есть вроде бы и русские, но есть и компрадоры. Поэтому, как "бабушка" Отто фон Бисмарк "на двое сказала": "Политика есть искусство возможного", в зависимости от того, кто перевесит, возможно будем с Китаем, а может - нет. Если примем участие в проекте "один пояс-один путь", то мы с Китаем. Как говорил китайский мыслитель Конфуций: "Когда пути неодинаковы, не составляют вместе планов".
valeric1
Уже вылезли из коротких штанишек и вернулись в Россию дети , обучавшиеся на Западе и получившие там дипломы. И их спокойно сажают на руководящие посты во всех отраслях производств. А эти дети приехали со своим заданием : диверсии, шпионаж и вредительство России и трудового народа. Их этому обучил "дядя Сэм" !
Владимир Васильев
Ничего удивительного, как видят глаза, для них это значит так и есть. Словно дети, считают, что настоящую железную дорогу можно также купить как детскую, в детском мире, для этого нужны только деньги, и так во всём.
Они считают учение Маркса не научно, а значит зачем его изучать, от сюда и примитивность понимания развития капиталистических отношений.
Развернуть
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться

Смотрите также

предыдущая 1 2 3 ... 23 24 следующая
Прямой эфир
22:10
«Ток-шоу» «Точка зрения» (12+)

Примите участие в опросе
Коррупция в России – это:
Голосовать