Несколько вопросов по поводу ответов

7 марта 2020 8:00

Политолог Рустем Вахитов о проекте «20 вопросов к Владимиру Путину»

                                                            1.

В последние два месяца у граждан России накопилось к Владимиру Путину очень много вопросов. Неожиданная отставка правительства, предложение президента изменить конституцию, отказ проводить референдум и созывать для этого конституционное собрание (как того и требует та же самая конституция), спешка, в которой Госдума приняла поправки президента в первом чтении, созданная наспех разношерстная комиссия, ее неоднозначная деятельность – все это вызвало эффект камня, брошенного в омут. Общественность забурлила, политики стали выступать с громкими заявлениями, эксперты и журналисты в электронных и печатных СМИ – строить догадки, простые люди – высказываться на интернет-форумах и в соцсетях. Все недоумевали: что произошло? Почему опять президент действует вопреки своим прежним обещаниям конституцию не трогать? Чего ждать от новой, исправленной конституции? Почему он сменил правительство, если сам говорит, что его работой был доволен? Почему в новое правительство попали люди, многие из которых, мягко говоря, на роль «государевых служилых» как-то не тянут….

Наша газета также приняла участие в этом обсуждении – опубликован ряд подборок читательских писем. Автор этих строк в своих статьях задавал эти, уже ставшие риторическими, вопросы...

Понадобилось не меньше полутора месяцев, чтобы до «небожителей», сидящих в Кремле и на Старой площади, «дошло», что дальше молчать нельзя: страна выбита из колеи, простые граждане недоумевают, чиновники не знают, чего ждать и что делать, оппозиция с большей настойчивостью выдвигает свои требования» этой неуклюжей «спецоперации» власти. И в Кремле, видимо, решили, что президент должен объяснить народу свои действия. Для этого был запущен проект «20 вопросов Владимиру Путину», подготовленный работниками ТАСС специально для интернет-аудитории (где, как известно, собрались те, кто скептично, а иногда и резко отрицательно относится к проводимому ныне политическому курсу). Интервьюировать первое лицо был выбран Андрей Ванденко – журналист, который, в отличие от Киселева и Соловьева, не вызывает резко негативного воздействия на людей, не страдающих путиноманией. 19 февраля был анонсирован первый выпуск проекта, а 20-го пользователи интернета уже смогли его увидеть. Вслед за ним последовали второй, третий, потом четвертый выпуск… Так будет продолжаться до конца марта. Огромное, более чем трехчасовое, интервью разбили на множество 7–12-минутных роликов в расчете на то, что к голосованию по поправкам аудитория уверится в мудрости и величии нашего руководителя… Но не тут-то было…

Посмотрев первый ролик, зрители сразу же отметили хорошее качество съемки, находки операторов, необычные планы, вставки, динамичный монтаж. Но содержание разочаровало. Первый выпуск интервью набрал за двое суток 1,6 миллиона просмотров во ВКонтакте и всего лишь 50 тысяч – на Ютубе (для примера: выпуски популярного у молодежи интервьюера Дудя набирают за те же двое суток до 6 миллионов просмотров).

У большинства зрителей (и у меня в том числе) вызвали неприятие уже начальные кадры. Журналист спрашивает у Путина: «Как дела?», и президент, лучезарно улыбаясь, отвечает: «Честно? Отлично!» Чуть ли не за день до этого президент ездил в Петербург, и весь русский интернет облетела картинка, где на него наседает пенсионерка и надрывно вопрошает: «Можно ли прожить на пенсию в 10 тысяч 800 рублей?» Президент вяло соглашается и, явно делая вид, что сочувствует, лепечет: «У меня еще не самая большая зарплата…» После всего этого ответ: «Честно? Дела отлично!» – воспринимается однозначно: «Конечно, я мог бы притвориться, что переживаю по поводу трудной жизни народа. Но буду честным: лично у меня все отлично…»

Дальше – больше. Ванденко говорит: «Я буду спрашивать, а вы, я надеюсь, отвечать». Путин реагирует молниеносно: «Постараюсь, смотря какие будут вопросы». И опять прокол президентских имиджмейкеров! Получается, Путин обещает ответить лишь на те вопросы, которые его устроят. Имиджмейкерам нужно создать образ открытого для общения президента-демократа, которого хочет видеть молодежь, но Путину уже даже сыграть это непросто. Перед нами все равно стареющий автократ, сквозь деланную усмешку которого просвечивает: кто вы такие, чтобы я с вами откровенничал?

Ванденко продолжает: «Вы уже 20 лет на вершине власти». Путин саркастично его поправляет: «Нет, 4 года я был не президентом, а премьер-министром». Увы, президент применяет свой испытанный прием – казуистически подлавливает собеседника на формальной ошибке и радуется! Когда-то этот прием приносил ему полемические преимущества. Но тогда большинство россиян хотели видеть в кресле руководителя ловкого политика, способного переиграть коварных врагов – Запад и доморощенных олигархов. Теперь у большинства ожидания другие. Они хотят объясняться с президентом, который понимает народ, его тяготы и заботы, не ведет расчетливые интриги, а прямо и честно говорит о своих намерениях. Имиджмейкеры это понимают – потому и затеяли проект. Но, как говорится, они опоздали со своей режиссурой.

И так продолжалось весь выпуск. Вот Ванденко спрашивает: если правительство вас устраивало, почему вы его сменили? Путин долго и невнятно говорит о нацпроектах, которые уже стали притчей во языцех, потому что деньги на них тратятся немереные, а результат мизерный. Потом вдруг сообщает, что никаких изменений не произошло: люди из администрации президента переместились в правительство, а из правительства – в администрацию. Журналист с изумлением указывает на то, чему учат еще в начальной школе: от перемены мест слагаемых сумма не меняется. Но у Путина другая, альтернативная арифметика – меняется, мол. В таком случае всплывает прежний вопрос: почему одних сменили на других? Но президент считает, что уже ответил…

Журналист спрашивает: с какой целью отставка правительства была обставлена как спецоперация, про которую никто не знал? Президент возражает: никакая-де не спецоперация, все вполне демократично, коллегиально. Но на вопрос: «Кто об этом знал?», хитро улыбаясь, отвечает: «Я», а на следующий вопрос: «Кто еще?» – интересуется: «А разве меня мало? Не скажу!» Странное заявление! Он, что, в окружении врагов или перед своими избирателями и согражданами, которые имеют право знать, почему он поступил так, а не иначе? Если президент не хочет говорить народу правду, зачем тогда собрали журналистов, режиссеров, компьютерщиков, зачем потратили немалые бюджетные деньги?

Журналист снова интересуется: почему президент назначил уволенного премьера Медведева на должность, которой вообще не было и для которой пришлось придумывать закон? Президент делает вид, что не понимает вопроса, и внушает, перебивая интервьюера: это, мол, нормальная практика. Но очевидно ведь, что нормальная практика – отправить уволенного в отставку премьера как минимум на пенсию, раз в результате его работы сложилась ситуация непрестанной критики в обществе и потребовавшая роспуска правительства. Сценаристы сего действа, советовавшие президенту вести себя подобным образом, считают, что зрители – идиоты? И потом еще удивляются, почему зрители ставят дизлайки (то есть отметки «не нравится»). Имиджмейкеры наверняка ему советовали быть максимально открытым, но у него снова не получается – не только быть откровенным, но даже просто не глядеть на журналиста как на подчиненного?

Особо озадачило заявление президента, что он набрал новое правительство без долгих, обстоятельных консультаций с экспертами, парламентариями, представителями гражданского общества, партий, движений… потому что у нас не Бельгия, у нас долго без правительства нельзя. То есть бельгийцы – люди взрослые, разумные, а мы, россияне, что, дети малые, без путинских министров двух суток прожить не сможем?! За нами и приглядывать нужно, и наказывать за инициативу, и деньги у нас отбирать… Интересное же представление у президента о собственном народе! Теперь понятно, почему он не хочет раскрывать мотивации решений…

Затем президент, конечно, сам того не желая, приоткрыл завесу над кухней реальной политики в России. На вопрос журналиста о том, как выбирали нового председателя правительства, Путин заметил, что ему предложили три или четыре кандидатуры, но Мишустина среди них не было – он внес ее сам. Так вот как, оказывается, в действительности все делается на высшем этаже власти! А по телевидению президент рассказывает о демократии, выборе народа, гражданских свободах… В реальности же некто приходит к президенту с бумажкой, написанной чуть ли не на коленке, в которой значатся фамилии тех, кого никто не выбирал... И президент принимает решение – за закрытыми дверями, в узком кругу неизвестных нам лиц, не посоветовавшись с обществом, публичными политиками, главами государственных институтов…

Заканчивается все скучными рассуждениями о налогах и обвинениями интервьюера в том, что он примитивно все понимает. Вы можете себе представить западного публичного политика, который будет оскорблять журналиста, берущего у него интервью? Или миллионы избирателей, от лица которых он задает вопрос и которые и правда убеждены, что мытарь на посту премьера – это не щедрый даритель, что власть лишит народ последнего?

И еще «мастер-класс», преподанный в беседе. Президента спросили о наиболее токсичных членах кабинета Медведева – нарушил ли здесь Путин декларированный принцип «своих не сдаю»? Президент же… полностью проигнорировал этот вопрос! Просто удивительное умение быть «открытым», оставляя вопрос без ответа.

Таков был первый ролик – о новостях внутренней политики России.

2.

Второй ролик был посвящен Украине. Это ведь главная тема всех официальных российских СМИ уже без малого 5 лет. Телевидение у нас может упорно молчать о многотысячных акциях протеста в собственной стране, зато каждое телодвижение самого незначительного украинского политика (а иногда и вовсе никому не известного «диванного аналитика-блогера») на ток-шоу федеральных телеканалов будут обсуждать часами…

Что же мы узнали нового о позиции президента по Украине? Только то, что у руководителя нашей страны очень своеобразные представления об истории и что с логикой в рассуждениях, увы, не всегда все в порядке…

Вот, например, Путин заявляет, что с Зеленским он договариваться не собирается, потому что договариваться с ним не о чем. Журналист удивлен. Путин объясняется: мол, Зеленский не соблюдает минские соглашения. В последние годы упоминания о минских соглашениях превратились у нас в ритуальную фразу. В то же время все уже давно забыли, в чем суть этих соглашений. Стоит напомнить: она сводится к тому, что мятежные республики Донбасса – ЛНР и ДНР должны отказаться от провозглашенной независимости и вернуться в состав Украины, но при условии гарантий безопасности для ополченцев, а также соблюдения прав русских на востоке Украины (от языковых до права на местное самоуправление). То есть исходная посылка так называемых минских соглашений: ДНР и ЛНР – часть Украины, и они должны вернуться в ее правовое поле. В текстах минских соглашений нет даже упоминаний о народных республиках – они называются там так же, как и в украинских официальных документах: «отдельные районы Донецкой и Луганской областей Украины» (ОРДЛО). При этом специально оговаривается, что власть в ОРДЛО должна быть передана администрациям, выбранным по украинским законам.

Выходит так, что между Путиным и Зеленским (а также Порошенко, Кучмой и др.) принципиальных разногласий-то и нет! И президент России, и президенты Украины считают всю Донетчину и Луганщину территорией Украины и независимость народных республик не признают. Только Путин полагает, что Украина должна распорядиться судьбами людей, поддержавших ДНР и ЛНР, так, как скажет Москва (понятно, что за теми, кто поставил свои подписи «от республик», стоял Кремль, сами они никогда такой документ не подписали бы – их просто вынудили это сделать), а все президенты Украины убеждены, что коль скоро это украинская территория, то и решения должен принимать Киев, а власти соседней страны не должны в это вмешиваться – ни непосредственно, ни через своих протеже. И знаете, я, конечно, не приемлю нынешнюю националистическую власть Украины и понимаю, что в случае передачи им Донетчины там начнется «кровавая баня», но в чем в чем, а в логике им не откажешь! Если это территория Украины, то и решать все Киеву. Вот если бы Путин признал независимость Новороссии (как Абхазии, Южной Осетии) да еще заключил с ней договор о дружбе и военной помощи, тогда у него было бы моральное право осуждать Киев за его позицию… А так получается что-то очень странное…

Удивляет и позиция по украинской идентичности. В интервью ТАСС он еще раз заявил, что считает: русские с украинцами – один и тот же народ. Некоторое время спустя он пояснил, что имя этому народу – русские (так как еще в XVI веке в Европе всех нас именовали русскими). И после этого он еще удивляется: на что же обижаются «украинские братья»? По логике президент России отрицает существование соседнего народа, заявляет, что они просто «вбили себе в голову», что они какие-то там «украинцы» и что пора бы вспомнить о своей настоящей идентичности! Можно ли после таких заявлений всерьез рассчитывать на дружественные и добрососедские отношения с украинскими народом и государством?

Кстати, и официальной позицией Российской империи было отрицание существования украинского народа и украинского языка (равно как и белорусских народа и языка). Имперские власти даже выпускали циркуляры, запрещавшие издание газет и печатание книг на «несуществующем» украинском языке. Ничем хорошим это не закончилось – борцы за права украинского народа лишь озлобились против центральной российской власти и действительно стали искать себе союзников на Западе – в Австрии и Германии. Большевикам, которых Путин так не любит, пришлось идти на уступки и проявлять максимум деликатности к украинским коммунистам и социалистам, к простым украинцам, чтоб убедить их вступить в союз с новой Советской Россией (в то время как Белое движение, о котором нынешняя власть печется, продолжало стоять на этой абсурдной шовинистической позиции – и потерпело полный провал).

Впрочем, и в современной России существуют идеологи, настаивающие на том же: украинцев нет, и они – выдумка австрийского Генштаба (хотя уже 100 лет назад это звучало как чушь, а после расцвета культуры украинцев в СССР это вообще очевидный бред!). Я имею в виду радикальных русских буржуазных националистов вроде Холмогорова и Просвирина. Им-то как бальзам на душу заявления российского президента о том, что украинцы – лишь часть русского народа! Но в их политических рассуждениях есть хоть какая-то, пусть и людоедская, логика. Господин Холмогоров в своих статьях утверждает, что украинцы, живущие на востоке и в центре Украины, – это якобы русские, которые забыли о своей русскости и которых заставили поверить в «украинскую идентичность». Но потому этот идеолог русских буржуазных националистов и призывал в годы Крымской весны к военному захвату Украины (без западных областей) и включению ее в «общерусское национальное государство». На мой взгляд, позиция отвратительная в нравственном отношении, вредная в отношении политическом, но не лишенная логики сама в себе! А Владимир Путин утверждает, что, хотя «мы и один народ», у наших соседей все же проснулось «украинское национальное самосознание», и значит, так тому и быть. Пусть украинцы, мол, остаются украинцами, главное – дружба между нашими народами. Но если проснулось национальное самосознание – значит, существует украинская нация, которая является особым, отдельным народом, со своей историей, культурой, языком. Зачем тогда продолжать высказывать провокационные утверждения об «одном народе»? Потому что до XIII века предки русских и украинцев говорили на общем языке? Это, кстати, главный аргумент, который выдвинул Путин в беседе с Ванденко. Журналист даже удивился и тактично намекнул: стоит ли копаться в событиях 700-летней давности, когда у нас актуальные политические конфликты? Но Путин с энтузиазмом и категоричностью, будто только вчера прошел курс по истории, прочитав несколько популярных работ, продолжил гнуть свое.

Вообще, всякого, кто посмотрел второй выпуск, не могло не удивить твердое убеждение нашего героя, что если он занимает высокий политический пост, то он лучше всех знает, где ставить ударение в словах «украинец» и «Речь Посполитая», в каком веке начался этногенез украинцев и что там говорили отцы-основатели украинского национализма… Между прочим, Ванденко был прав: по нормам русского языка нужно говорить: «украи¢нец», а не «укра¢инец». Но нужно было видеть, с какой уверенностью отмахнулся от него президент, упорно повторявший «укра¢инцы»!..

3.

Третий ролик я позволю себе прокомментировать вкратце. Ничего интересного там нет и быть не может, поскольку сама тема – «Нацпроекты» – давно вызывает у всех смертную скуку. Еще либеральный критик Путина Немцов (пятая годовщина убийства которого была на днях) верно замечал, что так называемые «Нацпроекты» – «фальшпанели», их предназначение – скрыть провал социальных реформ начала 2000-х. Путин пришел к власти с обещаниями покончить с антисоциальной политикой ельцинского режима и воссоздать хотя бы некоторые институции советского социального государства. Когда выяснилось, что выполнить эти обещания без восстановления производства, без новой индустриализации, не затронув интересы олигархата, невозможно, он предложил этот суррогат – «Нац­проекты». В самом деле: зачем ремонтировать и совершенствовать общедоступную бюджетную медицину, если можно бросить несколько миллиардов на приобретение больницами дорогостоящего оборудования (при этом большая часть денег будет разворована) и назвать это красиво – нац­проект «Здоровье»? Наивные избиратели будут аплодировать и голосовать за партию власти. При этом под шумок можно снизить поддержку социального блока, выделив на все нацпроекты в 2006–2009 годах около 30 миллиардов рублей (по меркам бюджета это невеликие деньги!). Достаточно было правительству снизить расходы бюджета на здравоохранение и образование на 1,5% (а это гораздо больше 30 миллиардов!).

 При этом сам президент признает, что нацпроекты не работают: «люди не почувствовали их результатов». Собственно, большая часть третьего ролика представляет собой оправдание президента за невольно вылетевшую из его уст правду: мол, его неправильно поняли, нацпроекты вообще-то дают результаты, а если нет, то ответственные будут наказаны…

Результаты, которыми президент откровенно гордится, тоже «замечательные». Мизерное увеличение продолжительности жизни, достигнутое за счет манипуляций со статистикой при реальной убыли населения в прошедшем году на 260 тысяч человек! Тут даже добавить нечего...

Президент нас убеждает, что объявленные им в 2018 году нац­проекты принципиально отличаются от тех, что были запущены аж в 2006-м и чей крах фактически был признан к 2018-му. Оказывается, теперь президент будет ставить четкие и конкретные цели и следить за исполнением, тогда как раньше цели были неопределенными и не было никакой персональной ответственности. Вот ведь как интересно получается! 12 лет подряд – сначала при президенте Путине, затем при президенте Медведеве, потом снова при президенте Путине – десятки миллиардов рублей выбрасывались на госпрограммы, но даже четкие задачи обозначены не были! Деньги тратились бесконтрольно, и никто за это не ответил и не ответит! И президент 25 февраля 2020 года говорит об этом совершенно спокойно и убеждает «дорогих россиян», что нужно бы еще пару сотен миллиардов отдать чиновникам, а уж он проследит, чтобы в этот раз не получилось «как всегда»! Неужели он надеется, что кто-то ему поверит?

4.

Следующий, четвертый выпуск вызвал куда больший интерес у интернет-аудитории (было около 100 тысяч просмотров на Ютубе, причем 1700 человек поставили «не нравится»; комментарии модераторы отключили, поскольку они изобиловали, скажем так... нелицеприятными выражениями). И неудивительно – у президента в первый раз спросили, что он думает о полицейском беспределе, который творился в Москве и других городах во время летних протестов 2019-го. Всем известна история, случившаяся с Дарьей Сосновской, которая участвовала в митинге 10 августа. Она заступилась за инвалида, которого омоновцы-«космонавты» грубо толкнули и поволокли, тогда силовики потащили в автозак саму Дарью. При этом, хотя она и не оказывала сопротивления, силовик с размаху ударил ее кулаком в живот. Все было заснято на видео, и всякий мог убедиться, что оснований для этого у силовика не было. В ходе медосмотра врачи нашли у Дарьи сотрясение мозга и ушиб. Полиция провела служебную проверку на предмет превышения служебных полномочий… и не нашла виновного! Возмущение народа было так велико, что гражданские активисты даже объявили денежное вознаграждение за информацию об изувере в затемненном шлеме, избившем беззащитную девушку.

Журналист Ванденко напомнил президенту об этом вопиющем случае. И что же сказал президент, который не устает твердить нам о необходимости соблюдать закон? Я цитирую его слова: «Дубинкой просто так никто не молотит… Если люди действуют в рамках… правил и законов, то кто же будет махать дубинкой?.. Речь наверняка идет о так называемых несанкционированных акциях».

Налицо очевидное нарушение конституции, ведь в ней гарантируется право граждан на мирный протест и ничего не говорится о разрешительном характере такового. Боле того, налицо нарушение административного кодекса, Закона «О полиции» и инструкций о задержании. Участие в несанкционированных акциях по закону наказывается штрафом, но нигде, ни в каких законах не написано, что полицейский имеет право избить мирного участника такой акции до сотрясения мозга. Неслучайно московская полиция сама испугалась содеянного, инициировала внутреннее расследование, стала скрывать информацию о виновнике правонарушения.

Впрочем, теперь им волноваться не о чем. Фактически президент дал карт-бланш на нарушение закона в случае разгона оппозиционных политических акций, которые не согласовали власти. Пользователи интернета восприняли это его высказывание однозначно: президент разрешил бить в живот женщин, если они протестуют против политики президента. Неудивительно, что все комментарии под этим роликом на Ютубе президентские компьютерщики тщательно затерли и отключили саму возможность комментировать. Можно представить, что там было написано…

Недаром вспоминают по этому случаю перлы печально известного генерал-правителя, который высказывался без обиняков: «Я не угрожаю никому. Я предупреждаю всего один раз. В тот день, когда они нападут на моих людей, Верховенство Закона окончено».

Это, конечно, просто за гранью добра и зла.

Нет смысла, наверное, разбирать все ролики. Президентские имиджмейкеры выкладывают их через каждые два-три дня. Собственно, уже в первых четырех выпусках вырисовывается вполне узнаваемый и, увы, совсем не изменившийся и совсем не радующий образ…

Весь этот цикл интернет-роликов был нацелен дать народу ответы на недоуменные и наболевшие вопросы. Но эти ответы сами вызывают вопросы. До каких пор наша верховная власть будет неподотчетной народу? А важнейшие решения будет принимать кулуарно, за закрытыми дверями, по советам неизвестно как набранных советников? Сколько еще можно отказывать Донбассу в признании независимости и при этом нормализация отношений с Украиной будет обречена срываться даже из-за оскорбительной для украинцев риторики? До каких пор нормальные, настоящие социальные реформы будут подменяться размазыванием тонкого слоя бюджетных средств по всему пространству социалки без какого-либо положительного эффекта, но зато под громким названием «Нацпроекты»? Наконец, до каких пор законные выступления народа будут разгоняться с молотьбой дубинками, а верховная власть оправдывать превышение полномочий силовиками?

Впрочем, ответ для большинства уже очевиден…

Рустем ВАХИТОВ

Опубликовано в газете «Советская Россия» 
Комментарии0

Нет ни одного комментария, будьте первыми!

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться

Последние подробности



Прямой эфир
12:40
Художественный фильм «Емельян Пугачев» 1-2 серия (12+)

Примите участие в опросе
Что обеспечит Вам достойную жизнь в старости?
Голосовать