Программа Победы. Статья Геннадия Зюганова. Часть II

21 апреля 2022 10:01 – КПРФ

Газета «Правда» распространила статью «Программа Победы» Председателя ЦК КПРФ Геннадия Зюганова. «Красная Линия» публикует статью на сайте

По техническим причинам статья разделена на 4 части

Часть I Держава, рождённая в боях

Часть II План великих свершений

Часть III Надёжный щит медицины

Часть IV Вершины мирного процветания

Часть II

План великих свершений

В течение первой советской пятилетки объём промышленного производства в Советской стране вырос вдвое! А в странах Запада он за тот же период сократился в среднем на четверть. По сравнению с показателями, которые Российская империя демонстрировала накануне Первой мировой войны, промышленное производство увеличилось в СССР к 1933 году в четыре раза против десятипроцентного роста в США за те же 20 лет. В 1933 году удельный вес промышленности в общем объёме советской экономики превысил 70%. Он на 16% превзошёл показатели 1929-го и на 28% — показатели 1913 года. Всего за три года производство грузовых автомобилей выросло в 5 раз, а легковых — в 16.

В отчётном докладе XVII съезду ВКП(б) Сталин коротко и ясно подытожил: «Страна наша стала прочно и окончательно индустриальной страной».

Стремительная индустриализация сопровождалась постоянно ускорявшимся развитием советского агропрома. Обеспеченность сельского хозяйства тракторами выросла за первую пятилетку почти в 6 раз, а обеспеченность комбайнами — почти в 15 раз. За годы первой пятилетки государство направило в колхозы и совхозы 111 тысяч технических и агрономических специалистов, около двух миллионов подготовленных трактористов, комбайнеров, шоферов, более полутора миллионов бригадиров по полеводству и животноводству.

Эти достижения выглядят фантастическими на фоне того, что десятилетиями происходило в «постсоветской» России. Рыночная вакханалия нанесла серьёзный урон сельскохозяйственной отрасли и продовольственной безопасности страны. Особенно негативную роль сыграл закон о купле-продаже земли, против которого мы решительно протестовали. Он открыл практически неограниченные возможности для передачи земли в частную собственность. В итоге безответственность новых хозяев-толстосумов привела к тому, что 40% российской пашни сегодня не используется по назначению. В условиях санкций, направленных в том числе и на создание в России дефицита продовольственных товаров, эта проблема встаёт с особенной остротой.

Мы настаиваем: необходимо на законодательном уровне гарантировать продовольственную безопасность России. И особое внимание уделить агропромышленному комплексу. Обеспечить производителей на селе необходимой техникой и топливом, семенами и удобрениями. Создать государственный фонд поддержки сельхозпредприятий. Использовать механизмы дешёвых кредитов и прямых дотаций тем, кто трудится на земле. Преодолеть кадровый голод на селе.

Для реализации этих жизненно важных требований мы разработали целый ряд программ по возрождению российского села и принципиальному повышению производительности агропромышленного комплекса. Над ними работали наши лучшие специалисты — В.И. Кашин, Н.М. Харитонов, Н.В. Арефьев. Важнейшие среди них — «Новая целина» и «Устойчивое развитие села». Финансово-экономический блок правительства долгое время препятствовал их реализации. Но дальше затягивать с ней в сложившихся условиях недопустимо и крайне опасно.

Сравнивая показатели, говорящие о промышленной отсталости дореволюционной России, с выдающимися советскими достижениями, мы понимаем: справедливая и эффективная система управления экономикой способна обеспечить стране самые грандиозные прорывы.

В 1913 году Россия по объёму производства промышленной продукции отставала от США в 8 раз, от Германии — в 3,5, от Британии — втрое, от Франции — в полтора раза. Доля России в мировой промышленной продукции в 1913 году составляла всего 4%. Социалистическая экономика в корне изменила ситуацию. Страна стремительно превращалась в одну из ведущих индустриальных держав.

За годы первой пятилетки удалось ввести в действие 1 500 новых крупных промышленных предприятий. Были заново созданы целые отрасли: авиационная, станкостроительная, автомобильная, химическая, приборостроение, сельхозмашиностроение. Они не могли бы быть освоены, если бы не огромные достижения в чёрной металлургии, в производстве алюминия и качественной стали. Тогда же была проведена основная работа по осуществлению разработанного сразу после революции плана ГОЭЛРО — Государственной комиссии по электрификации России. Мощность отечественных электростанций возросла в 2,5 раза. В результате выполнения пятилетнего плана был построен прочный фундамент экономики — тяжёлая индустрия, механизированное сельское хозяйство.

Возможности и преимущества социалистической плановой экономики стали в то время неоспоримыми. Они остаются такими и сегодня. И попросту преступно отказываться от них, когда Запад пытается подтолкнуть нашу страну к социально-экономическому хаосу.

В ноябре 2021 года глава государства подписал указ «Об основах государственной политики в сфере стратегического планирования в России». В нём наконец признано то, на чём давно настаивает КПРФ: без стратегического планирования невозможно определять действительно важнейшие цели социально-экономического развития, отвечающие основным интересам страны, и находить способы их достижения. Тем более теперь, когда нам вдвойне необходимы максимальная мобилизация и точный расчёт своих действий. Мы призываем срочно начать реализацию этой установки. Необходимо наконец сделать то, чего мы многие годы добивались – создать Государственный комитет по стратегическому планированию, который будет координировать эту работу.

Успешная реализация советских пятилетних планов базировалась на постоянно растущем финансировании важнейших сфер промышленности. Общий объём капитальных вложений за первую пятилетку вдвое превысил расходы за предыдущие 11 лет. 50% всех капвложений направлялось на развитие промышленности. А из этой суммы три четверти отчислялось на отрасли тяжёлой индустрии.

Как и у СССР конца 20-х — начала 30-х годов, у сегодняшней России, которой тоже необходимо решать задачу ускоренной индустриализации и модернизации, нет ни времени, ни права уповать на частных инвесторов — ни на внешних, ни на внутренних. Экономика, перед которой стоят такие задачи, должна опираться в первую очередь на государственные инвестиции.

Но у нас вместо реализации этого принципа многие годы происходило откровенное обескровливание финансовой системы, разбазаривание её ресурсов. За годы рыночных «реформ» из страны выведено более триллиона долларов. По нынешнему курсу это 80 триллионов рублей — почти четыре федеральных бюджета! Вывод капитала особенно ускорился за два последних года, в течение которых за кордон утекло 122 миллиарда долларов, или 9 триллионов рублей. Мы настаивали, что валютную выручку российских экспортёров необходимо оставлять в стране, и минимум половина из неё должна поступать в государственную казну. Однако власть игнорировала требование взять финансовые потоки под строгий контроль. Валюту беспрепятственно вывозили за рубеж, где она теперь заморожена на неопределённый срок.

Мы призываем отказаться от порочной модели управления финансовой системой. Она не может потворствовать антигосударственным интересам олигархии и обязана работать на развитие страны.

Ключевой задачей Центробанка должно стать содействие росту экономики. Необходимо усилить ответственность ЦБ за курс рубля и устойчивость национальной валюты. Планомерно расширять использование рубля в расчётах с зарубежными странами. Восстановить отраслевые государственные банки — Промышленный, Строительный, Сельскохозяйственный и Научно-технологический. Нацелить их на задачи экономического и социального развития.

Стране необходимо срочное внедрение механизма беспроцентного кредитования предприятий под гарантии государства и региональных органов власти. Для возрождения отечественного производства нужны именно такие финансовые меры, а не задирание кредитных ставок для предприятий, на котором продолжают настаивать высокопоставленные либеральные чиновники.

Россия нуждается в жёстком ограничении вывоза капитала и обеспечении процесса реальной деофшоризации отечественной экономики, которую нам годами обещали на словах, не реализуя на деле.

КПРФ разработана программа оздоровления финансовой политики государства и подготовлен пакет соответствующих законов, над которыми трудились Ю.В. Афонин, Н.В. Коломейцев, С.А. Гаврилов и другие представители нашей депутатской команды.

Бурный рост промышленности позволил Советской стране уже к концу 1930 года полностью ликвидировать такое социальное зло, как безработица. И до последних дней существования Страны Советов наши граждане не сталкивались с этим страшным явлением. Советский Трудовой кодекс не только закреплял право на труд и запрещал увольнение работника без веских причин — просто по прихоти работодателя, как это сплошь и рядом происходит сегодня. Этот кодекс гарантировал трудящимся работу по специальности, исключал возможность того, что знания, полученные человеком в вузе или в профессионально-техническом учебном заведении, окажутся невостребованными.

А в сегодняшней России миллионы людей не имеют постоянной работы либо являются полностью безработными. Объявленная властью программа стимулирования занятости и поддержки средних и малых предприятий так и не была по-настоящему реализована.

Ещё в 2012 году президент в одном из своих «майских указов» поставил задачу: создать к 2020 году 25 миллионов высокопроизводительных рабочих мест. Но восемь лет спустя мы вместо увеличения их числа увидели сокращение — с 18,3 миллиона в 2014-м до 17 миллионов в 2020 году. Причина очевидна: там, где нет развития передовых направлений экономики, не может быть и роста соответствующих ей рабочих мест.

Одно из важнейших требований нашей программы — надёжно защитить трудящихся от безработицы. И срочно сформировать отвечающую сегодняшним вызовам государственную программу поддержки занятости. Но реализовать эту задачу можно только на основе стремительного развития отечественного промышленного сектора, блестящий пример которого даёт ленинско-сталинская модернизация.

Альтернатива сырьевой зависимости

Итоги второй советской пятилетки 1933-1937 гг. были не менее впечатляющими, чем результаты первой. Объём промышленной продукции продолжал расти теми же высокими темпами и за 5 лет увеличился вдвое. Выработка электроэнергии выросла в 2,7 раза. 80% всей промышленной продукции было получено на предприятиях, вновь построенных или полностью реконструированных за годы 1-й и 2-й пятилеток. Производительность труда в промышленности удвоилась.

Было введено в действие 4,5 тысячи крупных промышленных предприятий. В числе главных из них — Уральский и Краматорский заводы тяжёлого машиностроения, Челябинский тракторный, Уральский вагоностроительный, Новолипецкий и Новоуральский металлургические заводы. В 1935 году была пущена в эксплуатацию первая очередь Московского метрополитена, ставшего гордостью страны и украшением столицы.

В первые годы третьей пятилетки, которой было суждено прерваться из-за войны, успехи советской экономики стали абсолютно неопровержимым свидетельством преимуществ социализма. Страна вышла на 2-е место в мире и на 1-е в Европе по основным видам тяжёлой промышленности. Только за 1937-1939 годы возникло ещё три тысячи новых крупных промышленных предприятий. Вводились в строй электростанции, нефтеперерабатывающие и цементные заводы, целлюлозно-бумажные комбинаты. Численность советских рабочих и служащих в предвоенном 1940 году выросла до 31 миллиона человек, почти утроившись по сравнению с 1928 годом.

К началу войны СССР занимал первое место в Европе по основным видам природных и сырьевых ресурсов. А по некоторым из них — и первое место в мире. Но в то время сырьё не вывозилось за рубеж. Оно использовалось для экономического развития страны, для производства высококачественной продукции, и прежде всего металлов — чугуна и стали. Эти металлы, превратившись в самолёты, танки и «катюши», помогли советскому солдату одержать победу над самым страшным врагом из тех, с которыми сталкивалась Россия. Они буквально спасли нашу Родину в годы Великой Отечественной.

Отсутствие зависимости от сырьевого экспорта — одна из важнейших черт, принципиально отличавших многоукладную советскую экономику от сегодняшней. И обеспечивавших ей самодостаточность, которой так не хватает нам в нынешних санкционных условиях.

Те, кто судит о советской экономике поверхностно или на основании недостоверных источников, зачастую убеждены, что с годами она становилась всё более ориентированной на сырьевой экспорт. И якобы стала зависимой от него в такой же степени, как экономика современной России. Но это искажённое представление. Вплоть до последних лет своего существования, когда управление советской экономикой, с подачи горбачёвского окружения, начали перехватывать разрушители-перерожденцы, её отличительной чертой оставалась именно многоукладность, характерная для наиболее развитых стран.

Так, если экспорт нефти из СССР за период 1960-1987 годов вырос в 7,7 раза, то экспорт электроэнергии увеличился в 18 раз, оборудования для химической промышленности — в 19, оборудования для текстильной промышленности — в 21, энергетического оборудования — в 56, оборудования для лесной, целлюлозно-бумажной и деревообрабатывающей промышленности — в 77 раз.

Скорейшее достижение отраслевого разнообразия — это то, что кровно необходимо нашей экономике и с точки зрения насыщения страны отечественной продукцией, и с точки зрения конкурентоспособности на внешнем рынке.

Сегодня некоторые эксперты сеют откровенно панические настроения, пугая нас тем, что уже к концу этого года Россия может потерять половину своего нефтегазового экспорта и в итоге столкнётся с критическим дефицитом бюджета. Но при условии проведения грамотной политики, у нас есть все возможности для успешной мобилизации высокотехнологичного производства. Оно действительно позволит избавить российскую экономику от сырьевой зависимости.

Мы — за скорейшую реализацию этой принципиальной задачи. И за постепенное сокращение экспорта нефти и газа с целью более полного обеспечения внутреннего рынка и снижения цен на нефтепродукты внутри страны. Одновременно с этим нужно обеспечить развитие нефтеперерабатывающей отрасли, повысив качество продукции сырьевого сектора.

Но для решения этой задачи необходимо отстранить не заинтересованную в нём олигархию от экономического штурвала. Только это позволит вернуть в собственность общества природные богатства России и стратегические отрасли экономики: электроэнергетику, транспорт, ВПК, нефтяные и газовые месторождения, незаконно приватизированные заводы и шахты.

Эти меры должны сопровождаться увеличением расходов на цели экономического развития из бюджета и Фонда национального благосостояния. И обеспечением государственного контроля над экспортом и импортом с целью создания максимально благоприятных условий для отечественных производителей.

Необходима незамедлительная оценка на государственном уровне промышленного потенциала, сохранившегося в российских регионах — с целью его обновления и скорейшего включения в производственную деятельность.

Сегодня важно помнить, что в СССР именно индустриализация и модернизация экономики влекли за собой стремительное развитие социальной сферы. И оно было тесно связано с ростом строительной отрасли. Ежегодный ввод в действие жилья к началу 50-х годов вырос почти в 8 раз по сравнению с концом 20-х годов. Значительно увеличилось число театров, кинотеатров, клубов, библиотек. Активно строились санатории и дома отдыха. Всеми этими благами советские граждане пользовались бесплатно, включая жильё, которое им предоставляло государство.

С возвращением капитализма приобретение собственного жилья превратилось для большинства в неподъёмную роскошь. Среднестатистической семье нужно либо копить на покупку стандартной городской квартиры 15-20 лет, откладывая для этого все деньги, которые она зарабатывает. Либо добровольно бросаться в долговую яму, не зная, удастся ли когда-нибудь из неё выбраться.

Износ жилого фонда в эпоху «свободного рынка» приобрёл угрожающие масштабы. Разрушение коммунальной инфраструктуры достигает в различных регионах от 40% до 80%.

Мы настаиваем: нужно массово строить социальное жильё для граждан России и вынужденных переселенцев с Донбасса и Украины. И рассматривать право на жильё как гарантию права на жизнь.

Необходимы масштабные инвестиции государства в жилищное строительство и коммунальное хозяйство. Строительная отрасль не только обладает особой социальной значимостью, но и является уникальным локомотивом, который тянет за собой множество других секторов производства. Из этого должна исходить экономическая политика любого государства, стремящегося успешно развиваться.

Уроки преображения

Общедоступное высококлассное образование, которое советская система сумела гарантировать каждому, было не только социальным благом. Оно стало интеллектуальной и профессиональной основой выдающихся достижений СССР.

О доступности образования в Советском государстве и стремительном вовлечении в него самых широких социальных слоёв можно судить хотя бы по такому факту: к началу 1933 года выходцы из крестьян уже составляли в высших учебных заведениях СССР около 17%, в то время как в тогдашней Германии доля крестьян в вузах едва превышала 2%.

С 1933 по 1938 год в стране было построено 20 тысяч новых школ. 16 тысяч из них открылись в сельской местности. К началу Великой Отечественной войны в средних школах училось в 5 раз больше детей, чем накануне прихода коммунистов к власти. Число воспитанников средних учебных заведений выросло в 30 раз по сравнению с предреволюционным периодом. Количество студентов увеличилось восьмикратно.

А со времени разрушения СССР в России была закрыта треть школ. Причём в сельской местности их количество уменьшилось вдвое. Число профессионально-технических училищ сократилось в 10 раз! Это самая настоящая диверсия против нашей страны, устроенная руками «реформаторов», действовавших по откровенно антироссийским программам, полученным из фонда Сороса и других заокеанских структур. Вот почему сегодня так трудно найти хорошего токаря, фрезеровщика, слесаря, сварщика. Эти профессии, крайне необходимые сейчас для новой индустриализации и быстрого импортозамещения, у нас, по сути, ликвидированы.

Мы настаиваем: в целях возрождения разгромленной системы профессионально-технического образования и оказания ей действенной поддержки со стороны государства, необходимо восстановить Государственный комитет, который будет осуществлять управление этой сферой. Без этого невозможно быстрое восполнение недостатка высококвалифицированных рабочих, которое нам сегодня жизненно необходимо.

В 1940 году Советское государство потратило на просвещение 13% всех расходов бюджета. И даже в разгар войны, в 1942-м, оно выделило на просвещение 6% от бюджетных расходов. А в победоносном 1945-м этот показатель увеличился в 2,5 раза и составил 17% расходов советской казны.

Доля сегодняшних государственных инвестиций в эту сферу составляет лишь четвёртую часть расходов предвоенного СССР. Современная Россия, по данным Института статистики ЮНЕСКО, скатилась по доле расходов на образование на 120-е место в мире! В последние 10 лет суммарные затраты федерального бюджета на образовательную сферу не превышают 5% от его расходной части. И остаются в пределах одного процента от внутреннего валового продукта. Расходы федерального и региональных бюджетов по разделу «Образование» достигают лишь 3,6% от ВВП, чего тоже категорически недостаточно.

Наряду с финансовым обворовыванием образования, одним из главных преступлений «реформаторов» стало интеллектуальное и нравственное разрушение выдающегося наследия русско-советской школы. Вымывание из школьной программы наших лучших достижений, проникновение в неё русофобии, антисоветчины, грубейших искажений отечественной истории. Снижение образовательных стандартов, подрывающее интеллектуальный и духовный потенциал общества. Это в полной мере выразилось в порочной системе единого государственного экзамена — ЕГЭ, навязанного России «новшества», против которого всегда выступала и продолжает решительно выступать КПРФ.

ЕГЭ не только не способствует повышению качества образования, но и откровенно обесценивает важнейшие знания. Подрывает авторитет ключевых научных направлений, без развития которых невозможно рассчитывать на заявленный в президентских указах и посланиях технологический прорыв России.

В 2019 году группа китайских учёных во главе с академиком Цзинь Сычжаном провела собственное исследование и оценила, как изменился за последние 30 лет уровень образования в 43 странах мира. Вывод учёных таков: Запад навязал России гибельную систему ЕГЭ, которая готовит «биороботов, уничтожает знания, обрекает школьников на деградацию и вечное отставание. ЕГЭ — это главная угроза развития технологий в России» и «величайшая диверсия Запада».

Одновременно со школой диверсии подверглось и образование вузовское. Большая часть высших учебных заведений была посажена на голодный паёк. Даже в Москве нынешняя средняя ставка профессора — 35-40 тысяч рублей, ставка доцента — 25 тысяч, ассистента — от 15 до 20 тысяч. Расчётная стипендия студента — издевательские 13% от официально установленного прожиточного минимума против 80%, как было в СССР. А для тех, кто получает профессионально-техническое образование, этот показатель и вовсе составляет жалкие 5% — в 16 раз меньше, чем в советскую эпоху!

Один из главных пороков системы дикого капитализма — утрата связи между экономической деятельностью и научно-техническим прогрессом, без которой развитие и достойное будущее государства и общества абсолютно невозможны.

Принципиальный пересмотр политики в этой сфере — важнейшая часть нашей программы. А один из ключевых документов, лежащих в её основе — законопроект «Образование для всех». Над ним работали лучшие учёные и представители КПРФ в Государственной Думе: Ж.И. Алфёров, И.И. Мельников, В.И. Кашин, О.Н. Смолин, Ю.В. Афонин, Д.Г. Новиков, С.Е. Савицкая, Т.И. Плетнёва, Н.А. Останина… Убеждён, что без воплощения этого закона в жизнь невозможно возрождение выдающейся русско-советской школы, уничтожаемой либеральными «реформаторами».

Мы должны решительно отказаться от взгляда на образование как на услугу, от любого оправдания его коммерциализации, превращения в сферу бизнеса. От оболванивающей системы ЕГЭ, которую требуем заменить полноценным традиционным экзаменом, где с учащимися не играют в угадайку, а объективно выявляют их истинные знания и способности. От порочной идеи навязывания школам и вузам дистанционной формы обучения, которое либеральные разрушители системы образования принялись активно внедрять на фоне пандемии.

Затраты государства на образование должны быть удвоены и составлять не менее 7% от ВВП. Без этого любые призывы и обещания добиться технологического прорыва будут перечёркнуты нарастающей интеллектуальной деградацией и разрушением научного потенциала страны.

Во всех регионах зарплата учителя должна быть не ниже средней по России. В сфере профтехобразования оклады преподавателей необходимо как минимум удвоить в сравнении с сегодняшними. А ставки вузовских преподавателей довести до уровня, не менее чем вдвое превышающего среднюю российскую зарплату.

Из школ и вузов нужно решительно изгнать учебники, проповедующие русофобию, отрицающие идеологию социальной справедливости и равенства, очерняющие и искажающие отечественную историю. В школьную программу необходимо вернуть десятилетиями изымаемые из неё выдающиеся произведения советских авторов, являющиеся лучшими образцами нравственности и патриотизма.

Чтобы сбросить с себя иго антинационального капитала и уверенно идти вперёд, России необходимо в полной мере ощутить себя наследницей не только Пушкина, Лермонтова, Толстого, Тургенева, Некрасова и Чехова, но и Горького, Шолохова, Симонова, Исаковского, Твардовского, Бондарева и Распутина. Прокофьева и Свиридова. Мухиной и Вучетича. Макаренко и Сухомлинского. Курчатова и Келдыша. Королёва и Гагарина. Жукова, Рокоссовского, Василевского и Конева. Страна должна гордиться тем, что эта плеяда блестящих имён, составляющих гордость русской цивилизации, была рождена советской эпохой, социалистической Отчизной, родиной Ленина и Сталина.

Мы требуем принятия закона о государственной защите русского языка как величайшего национального достояния. Ответственность за воспитание любви к нему и за его сохранение тоже в значительной степени лежит на школе.

Вспомним, что говорил о бесценном значении родной речи основоположник русской педагогической системы Константин Дмитриевич Ушинский: «Являясь полнейшей и вернейшей летописью всей духовной многовековой жизни народа, язык в то же время является величайшим народным наставником, учившим народ тогда, когда не было ещё ни книг, ни школ, и продолжающим учить его до конца народной истории… Язык есть самая живая, самая обильная и прочная связь, соединяющая отжившие, живущие и будущие поколения народа в одно великое, историческое живое целое. Когда исчезает народный язык — народа нет более! Пока жив язык народный в устах народа, до тех пор жив и народ».

Мы, коммунисты, не перестаём помнить об этом, защищая русский язык, нашу национальную культуру, науку и образование, на страже которых всегда стояли и продолжают стоять истинные патриоты России.

Научный фундамент государства

Основой выдающихся экономических и социальных побед Советской страны было стремительное развитие науки, ставшее одной из главных задач государства с первых дней сталинской индустриализации. Сама Советская Держава была рождена на научном фундаменте выдающегося марксистско-ленинского учения. И приверженность политике и экономике знаний являлась для неё непреложным законом. С каждой пятилеткой приумножались и вклад государства в развитие науки, и её достижения. Даже война оказалась не в состоянии остановить этот процесс. А в послевоенные годы наша страна уверенно вырвалась в мировые лидеры научного развития.

За пять лет — с 1950-го по 1955-й — число учёных в ведущих НИИ, где был сосредоточен основной научный потенциал, увеличилось с 75 до 95 тысяч. А в течение следующих пяти лет оно достигло 200 тысяч. То есть в эти пять лет количество научных работников ежегодно увеличивалось в СССР на 20 тысяч. Наши специалисты были подготовлены на высочайшем уровне. Это они обеспечили создание ядерного щита, который до сих пор надёжно защищает Российскую Державу от военных поползновений тех, кто мечтает её поработить. Это они проложили нашей стране путь в космос. Это их достижениями по сей день гордится наш народ и восхищается весь мир.

Ещё через четверть века, к середине 80-х, в СССР работало свыше 500 научно-производственных объединений, что позволяло активно интегрировать науку в производство и народное хозяйство. В Советском Союзе действовали 1 200 самостоятельных отраслевых НИИ и конструкторских бюро. Из них более 500 работали в машиностроительном комплексе. Каждый четвёртый научный работник в мире был советским гражданином. Каждое третье изобретение на планете делалось в нашей стране.

В это время в СССР существовало 70 центров научно-технического творчества молодёжи. Началась реализация «Комплексной программы научно-технического прогресса стран — членов СЭВ». И ключевая роль здесь принадлежала советской науке и нашим учёным. Социалистическими странами было начато совместное производство ЭВМ, лазерных установок, цифровых систем передачи информации, средств автоматизации и другой высокотехнологичной продукции. Создавалось новое металлорежущее оборудование, новые материалы на основе чёрных и цветных металлов, тугоплавких соединений с использованием методов порошковой металлургии. Активно развивались биотехнологии. Социалистическая экономика доказывала свою способность динамично модернизироваться, активно внедрять инновации. Подтверждала способность не только не отставать от экономики капиталистической, но и опережать её в развитии.

Нет сомнений, что социализм в скором времени добился бы безоговорочной победы в экономическом соревновании двух систем, если бы в высшие эшелоны власти не проникла когорта откровенных предателей и беспринципных приспособленцев, начавших расшатывать систему изнутри. Они выступили в роли союзников тех внешних сил, которые делали всё для того, чтобы похоронить СССР и Социалистическое содружество.

Прямым следствием этого явился и отказ государства от всесторонней поддержки и укрепления отечественной науки. На протяжении многих лет её финансирование сокращалось как относительно общего объёма расходов бюджета, так и относительно ВВП. Страна, которая в советскую эпоху была ведущей научной державой мира, при капитализме пришла к тому, что на фундаментальную науку из казны выделяется столько же, сколько в Америке и ведущих странах Европы тратят на содержание одного крупного университета!

Сейчас противники стремятся нанести нам новый сокрушительный удар. И во многом делают ставку на технологическое отставание России, допущенное за три десятилетия рыночной деградации. Добиться победы в этом трудном противостоянии мы сможем только при условии масштабного интеллектуального прорыва. Но решение этой задачи невозможно без всесторонней поддержки современной науки. Советский опыт доказал, насколько эффективным оказывается её интеграция в производство, в народное хозяйство. Сегодня нам необходимо в разы увеличить финансирование научной деятельности отечественных учёных и повысить удельный вес организаций, где она осуществляется, минимум до 30%.

Для нас жизненно важно развитие высоких технологий и восстановление производственных мощностей, которые позволят выстроить сильную и независимую экономику. А это предполагает вложения в фундаментальную науку. Формирование по отраслевому принципу новых лабораторий, работающих на ускорение научно-технического прогресса. Незамедлительное внедрение новых разработок в реальное производство.

Особое внимание следует уделить электронике, станкостроению, робототехнике и искусственному интеллекту. В своих программных документах мы неоднократно показывали, как можно решать задачи на этих направлениях. И положили на стол президента, главы правительства, руководителей ключевых министерств предложения, выработанные вместе с директорами крупнейших предприятий и учёными РАН.

В нашей стране есть мощная база для осуществления научно-технического прорыва. Это и прославленный на весь мир новосибирский Академгородок — одна из жемчужин великого советского наследия. И Санкт-Петербургский национальный исследовательский Академический университет, носящий имя своего основателя, нобелевского лауреата Жореса Алфёрова, который блестяще работал не только на научном поприще, но и в депутатской команде КПРФ в Государственной Думе. В стенах созданного им университета впервые соединились физико-математический лицей, вуз и суперсовременное производство. Но вместо того, чтобы оказать ему максимальную поддержку, власть сквозь пальцы смотрит на то, как вокруг университета бродят хищные рейдеры, мечтающие захватить землю, на которой расположилось это уникальное учебное заведение.

Если мы хотим преодолеть технологическое отставание и вернуть Россию на путь передового развития, которое обеспечит нам неуязвимость перед любыми санкциями, необходимо положить конец подобной криминальной практике. Защитить достоинство, профессиональные и социальные интересы людей науки. И кардинально пересмотреть государственную политику в этой важнейшей сфере.

В 1931 году лауреат Нобелевской премии британский драматург Бернард Шоу сказал: «Если эксперимент, который предпринял Ленин в области общественного устройства, не удастся, тогда цивилизация потерпит крах, как потерпели крах многие цивилизации, предшествовавшие нашей».

Благодаря ленинско-сталинской модернизации советская система сумела устоять и достичь невероятных высот. Но на рубеже XX и XXI веков, после её предательского разрушения, наша страна сошла с пути лидера мировой цивилизации. И одновременно с этим вся мировая цивилизация стала сползать в глубокий кризис и мракобесие, достигшие предельной степени в наши дни. Единственным способом выбраться из этой гибельной пучины для нас является социалистическое преображение России, противостоящей глобалистскому фашизму на основе умной и патриотичной политики развития.

Категории: КПРФ

Похожие новости

Последние новости




Примите участие в опросе
Как Вы оцениваете десятилетия рыночных реформ в России?
Голосовать