Юрий Синельщиков: При женских колониях функционирует 13 домов ребенка, в которых проживает более 300 детей

3 июня 2024 10:30 – КПРФ
Юрий  Синельщиков: При женских колониях функционирует 13 домов ребенка, в которых проживает более 300 детей
Фото: Станислав Красильников/ТАСС

В 2023 году в Российской Федерации всего осуждено около 85 тысяч женщин. Из них 900 беременных и более 3,5 тысячи, имеющих ребенка в возрасте до 3-х лет

Издание «КПРФ.ру» опубликовало выступление Юрия Синельщикова на круглом столе в Госдуме 27 мая 2024 г. на тему: «Законодательное обеспечение процесса гуманизации для женщин, находящихся в местах лишения свободы».

Статья 8 Уголовно-исполнительного кодекса РФ гласит, что уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации основывается на принципах законности, гуманизма, демократизма, равенства осужденных перед законом, дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний, рационального применения мер принуждения, средств исправления осужденных и стимулирования их правопослушного поведения, соединения наказания с исправительным воздействием. В Российской Федерации уголовно-исполнительное законодательство к осужденным женщинам носит более либеральный характер, чем к мужчинам.

На практике, места лишения свободы для женщин избавлены от многих пороков, которыми страдают мужские колонии, тюрьмы и СИЗО. Однако само наличие женских колоний не является украшением нашего общества и выскажу собственное мнение: не является его обязательным атрибутом.

Тем не менее, существующая система исправления осужденных женщин нуждается в совершенствовании. Заслуживают внимания три направления.  

  1. Использование возможностей ареста для достижения целей наказания

Во многих зарубежных государствах арест рассматривается как весьма перспективное наказание, призванное существенно «разгрузить» применение наказания в виде лишения свободы.

Ученые и практики отмечают, что лишение свободы оказывает самое сильное психологическое влияние на осужденную женщину в первые месяцы её пребывания в исправительном учреждении, а потом она начинает привыкать к своему положению. Вот почему арест мог бы стать эффективным действенным средством исправительного воздействия на женщин, впервые совершивших преступления небольшой и средней тяжести. Арест заключается в содержании осужденного в условиях строгой изоляции от общества и устанавливается на срок от одного до шести месяцев.

Осужденная, отбывая арест в течение нескольких месяцев, не успевает привыкнуть к образу жизни в изоляции, у неё сохраняются родственные связи, привычки, привязанности, образ мышления. Даже не признавая данной меры государственного принуждения при окружающих, внутренне осужденная признает справедливость назначенного наказания. Оно не порождает у осужденных жестокость или агрессию по отношению к окружающим их людям, желание отомстить за отбытое наказание и другие неизменные желания, не провоцирует появление нервных болезней или отклонений в психике.

Соглашаясь внутренне с назначенным наказанием, осужденная к аресту в течение непродолжительного времени пребывания в арестном доме гораздо лучше воспринимает меры воспитательного воздействия. Именно в первые месяцы осужденные особенно проявляют готовность к общению с воспитателями[1].

Депутат Н.А.Останина уверена, что самого факта «перемещения в колонию» для большинства женщин достаточно для раскаяния и осознания вины, а их дальнейшее пребывание в колонии только подрывает социальные навыки и здоровье: «Чем меньше женщины проведут времени в заключении, тем быстрее смогут вернуться к нормальной жизни и воспитывать своих детей»[2].

Тем не менее, в России ни одного арестного дома не создано. Между тем, надо заметить, что арест как вид наказания на сегодня существует в санкциях 139 составов преступлений, предусмотренных Особенной частью УК РФ. Такие санкции существовали еще в первой редакции действующего УК РФ, и теперь они появляются, практически, ежегодно, причем во многих случаях в соответствии с законопроектами Правительства РФ и фракции депутатов «Единая Россия». И есть даже приговоры судов, в которых предусмотрена эта мера.

О необходимости этого наказания и создании арестных домов говорить сейчас нет необходимости. Дискуссия по этому вопросу давно завершена. Однако в Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации на период до 2030 года, утвержденной Правительством РФ, об арестных домах, к сожалению, нет ни слова[3].

  1. Важным «инструментом» перевоспитания осужденной женщины является её связь с семьей, детьми. Значение встреч с ними трудно переоценить. Однако в реальной действительности женщина изначально «обделяется» такими свиданиями в силу логистики нахождения осужденной: проживание и отбывание наказания, нередко, бывает в разных субъектах РФ. Происшедшее сокращение числа женских колоний пошло не на пользу процессу перевоспитания.

Нуждается в совершенствовании порядок отбывания наказания в виде лишения свободы женщин с малолетними детьми. В 2023 году в Российской Федерации всего осуждено около 85 тысяч женщин. Из них 900 беременных и более 3,5 тысячи, имеющих ребенка в возрасте до 3-х лет.

При женских колониях функционирует 13 домов ребенка, в которых проживает немногим более 300 детей. Сейчас колонии создают условия для совместного проживания матерей с детьми до 4-х лет.

Модель функционирования дома ребенка, когда мать проживает совместно с малышом в отдельной комнате, способствует развитию психического здоровья ребенка в соответствии с нормой и не позволяет ему отставать в развитии. Кроме того, проживание нескольких осужденных женщин совместно со своими детьми, участие в кормлении, развитии, воспитании способствует повышению мотивации к материнству, формированию навыков ответственного отношения к своей родительской роли.

Совместное проживание осужденных матерей со своим ребенком в местах лишения свободы положительно сказывается как на ребенке, так и на женщине. Общение с детьми, в большинстве случаев, меняет поведение осужденных женщин в лучшую сторону, они становятся сдержаннее, приобретают в процессе совместного проживания материнские чувства, что помогает им найти правильную дорогу и место в жизни[4].

Однако в функционировании этого института множество правовых проблем. Так, у матерей, содержащихся в колониях-поселениях, меньше возможностей для проживания с детьми, хотя закон не запрещает проживать с детьми в колониях-поселениях.

Создание специализированных детских отделений при каждом женском исправительном учреждении позволило бы решить проблему этапирования на большие расстояния беременных осужденных.

Нужно отметить, что отсутствует законодательное закрепление обязанностей осужденных женщин по отношению к своим детям, находящимся вместе с ними в местах лишения свободы. В результате, на практике, может возникать ситуация, когда осужденная уклоняется от обязанности по воспитанию ребенка, но «использует» его как основание для получения различных льгот. При этом отсутствует надлежащий механизм корректировки такого поведения осужденных женщин, имеющих детей. Полномочия администрации исправительных учреждений в данном случае не определены, процедура взаимодействия в этой области с органами опеки и попечительства и принятия соответствующего решения в УИК РФ не установлена[5].

На практике, открытие и функционирование домов ребенка в исправительных учреждения требует значительных финансовых затрат и сопряжено с трудностями организационно-правового характера ввиду необходимости их изолированного размещения от жилой зоны, выделения отдельных помещений, имеющих специальное оборудование, наличия огороженных площадок для прогулок детей и пр.

Вместе с тем, несмотря на не проработанность некоторых правовых вопросов данного направления, в июле 2022 года, в рамках «правительственного часа» Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, отметила, что «в целом, условия проживания матери и ребенка в исправительных учреждениях страны похожи на хороший детский сад, только с круглосуточным пребыванием и мама всегда рядом, что поспособствует увеличению количества осужденных женщин, желающих проживать совместно с ребенком»[6].

  1. Проблема охраны здоровья осужденных женщин. Она, как показывают материалы прокуратуры и других контрольно-ревизионных органов, носит острый характер, с одной стороны, это обусловлено нехваткой медицинского персонала и медикаментозного лечения, а, с другой стороны, это связано с необходимостью улучшения материально-бытовых и санитарно-гигиенических условий в период отбывания наказания, опасности на рабочих местах. Имеющие место нарушения прав на охрану здоровья женщин, отбывающих наказания в местах лишения свободы, свидетельствуют о необходимости постоянно совершенствовать, развивать и укреплять юридические гарантии реализации, основным видом которых являются меры надзора и контроля за учреждениями и органами, исполняющими наказания.

Синельщиков Ю.П.

[1] Кольцов М.И., Попова Е.А. О неиспользованных возможностях ареста для достижения целей наказания // Вестник Воронежского государственного университета. Сер.: Право. 2019. № 4. С. 261-262.

[2] Помилуй мать. Какой может быть амнистия для женщин. https://www.kommersant.ru/doc/6380541, дата обращения 24.05.2024

[3] http://static.government.ru/media/acts/files/1202105050004.pdf, дата обращения 24.05.2024

[4] Пиюкова С.С. Педагогические основы совместного проживания осужденных женщин с детьми в местах лишения свободы // Вестник Самарского юридического института. 2020. С. 99

[5] Мазалева Л.В. Проблемы и перспективы содержания осужденных беременных женщин и женщин, имеющих малолетних детей, в исправительных колониях // Вестник Владимирского юридического института. 2020. № 4. С. 12.

[6] Курдюкова Е.А. Современные реалии функционирования домов ребенка при женских исправительных учреждениях. Вестник общественной научно-исследовательской лаборатории «Взаимодействие уголовно-исполнительной системы с институтами гражданского общества». 2022. С. 18.

Категории: КПРФ Политика

Похожие новости

Последние новости