Геннадий Зюганов: Ельцин приказал стрелять по Белому дому, чтобы запугать и сломать

4 октября 2023 10:30 – КПРФ

Лидер КПРФ Геннадий Зюганов беседует с политическим обозревателем KP.RU Александром Гамовым.

– Геннадий Андреевич, я в эти дни поговорил с экс-премьером Сергеем Степашиным, который в октябре 1993-го был заместителем руководителя Лубянки. Потом мне генерал Геннадий Зайцев, командир «Альфы», дал интервью…

– Я тебе скажу, Саш – он достойный человек.

– Да.

– Он занял прекрасную мужественную и храбрую позицию. (Речь об октябре 1993-го. – А.Г.)

– Да. И Геннадий Николаевич, и Сергей Вадимович говорят, что не было никакой необходимости расстреливать «Белый дом». К этому времени там уже тогда и Патриарх Алексий II подключился, и председатель Конституционного суда Валерий Зорькин. Чтобы разрешить конфликт и преодолеть кризис.

– Я участвовал во всех событиях…

– А почему тогда все-таки вот это позорище на весь мир – в прямом эфире было? Что, нужно было обязательно поиздеваться над нами?

– Нет, это не просто ужас.

Речь шла о том, что Ельцин и Горбачев предали страну. И – самое большое наше национальное достояние – это сильное тысячелетнее государство.

Государство было советским, победным, интересным.

– Но не все в нашей истории было безоблачным…

– Да, и на этот раз были трудности и проблемы, можно их было спокойно решить…

Но вместо этого под диктовку црушников решили расправиться. (С парламентом и с оппозицией. – А.Г.)

Потому что Ельцин назначил правительство Гайдара, Чубайса и всей этой воровской публики и понял, что Верховный Совет является главным препятствием. Депутаты опомнились и увидели, к чему это приводит. И выступили жестко против. Но столкнулись две линии. А для того, чтобы распродать страну и пустить ее по миру, надо было раздавить несогласных. И было принято это решение…

Тогда и Клинтон одобрял все это безумие.

А что касается в целом этой военной операции…

Мы же договорились обо всем в Даниловом монастыре – собрались, совещались. И можно было пойти на досрочные выборы в декабре, избавиться от этого мрака и ужаса.

– Геннадий Андреевич, имелись в виду одновременные выборы и президента, и парламента.

– Но уже все было предрешено…

Си-Эн-Эн определила свои группы и установила их – до расстрела «Белого дома» – на лучших точках. Включая и гостиницу «Украина», с которой снимали этот образцовый расстрел.

– Так почему же Ельцин решился на расстрел парламента, если, вроде бы, уже все разрешилось мирным путём?

– Надо было устрашить, надо было запугать, надо было сломать.

Отдадим должное генералу Зайцеву – он мужественный и сильный человек. Ельцин вызвал их (командира группы «Альфа» и его заместителей. - А.Г.) на ковер и сказал – надо стрелять.

А Зайцев ответил, что его бойцы – слуги государства, а не каратели. И что без приказа командира не будет израсходовано ни одного патрона.

Они себя проявили очень мужественно. А так бы там (в «Белом доме». - А.Г.) была бы, вообще, жуткая картина.

Тогда стали стрелять из танков…

И после этого уже Конституцию написали – Шахрай со своей командой. Списали с американской, французской, австрийской.

А в этой Конституции вообще не было раздела: «контроль за президентской властью». И нас всех запретили, загнали, уголовные дела открыли, выход газет «Правда», и «Советская Россия» остановили.

А между собой «поделили» всех избирателей. Гайдару поручили партию власти, Шахраю – партию регионов, Явлинскому – партия либералов американского типа, Жириновскому – партию шумную и крикливую, Лаховой – женское движение.

Тогда даже американцы всполошились – братцы, подождите, есть КПРФ, они же ее возродили, отстояли в Конституционном суде, ну, давайте их выпустим за неделю до того, как выйдет срок.

А надо было 100 тысяч подписей собрать, чтобы пойти на парламентские выборы.

Тогда некоторые сомневались - мол, коммунисты не соберут за неделю, так как только что был образцовый расстрел, все запуганы. А чтобы свою подпись поставить, надо было фамилию, имя, отчество, паспортные данные, адрес. Это мужество было. Ну, нас выпустили, мы собрали не 100 тысяч, а 200 тысяч.

И, конечно, идти на эти жуткие выборы было сложно. Комиссию избирательную формировали по указу Ельцина, Рябова поставили, который должен был дать любой результат.

Словом, осенью 1993-го была проведена крупнейшая операция по разгрому страны. После этого – по указанию президента и правительства – стали продавать заводы, фабрики, на предприятия ВПК запустили всех америкашек и стали гробить и рвать страну. Удержались чудом, благодаря руководителям среднего звена. Они, в целом, не предали страну. Ситуация была, конечно, кошмарная…

Но вот сейчас что меня крайне беспокоит…

– Какие уроки мы должны извлечь?

– Главный урок – надо беречь нашу государственность.

И, обязательно, – должна быть справедливость. Во всем!

Надо честно сказать, что Горбачев, Ельцин и вся эта свора предали страну. Вот это надо всем сказать.

Мы получили нынче море хлеба, а ни в одной лавке ни на копейку буханки не стали дешевле.

У нас больше энергоносителей, чем у дурака махорки, а цены на солярку вздули на 40% тогда, когда надо убирать еще и новый урожай закладывать. И месяц не могут отрегулировать…

Надо проводить свою национально ориентированную суверенную экономическую политику.

– Возвращаясь к «чёрному октябрю»… Будем надеяться, что это никогда не повторится.

– А чтобы не повторилась, надо уроки делать.

С фашизмом, к несчастью, повторилось. Сначала в Германии, теперь нацистов-бандеровцев вскормили на Украине. Поэтому надо выводы делать.

– Спасибо огромное.

- Давай.

Категории: КПРФ Политика

Похожие новости

Последние новости

Прямой эфир
11:45
Ко Дню рождения Михаила Пуговкина... Художественный фильм «Годен к нестроевой» (12+)