Информационная среда должна воспитывать не изгоев, а патриотов

3 апреля 2022 8:00

«О законодательном обеспечении информационной безопасности детей и подростков» – парламентские слушания на эту тему провел комитет Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей, возглавляемый членом фракции КПРФ Ниной Останиной.

За что государство платит деньги?

С докладом выступила председатель комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Нина Останина:

«Совершенно очевидно, что самыми беззащитными в условиях организованной информационной экспансии становятся дети и подростки, которые не имеют достаточного опыта и знаний для анализа и фильтрации всей информации на ее достоверность. Поэтому наша задача – защитить детей и подростков, создать атмосферу комфортной информационной среды для их развития.

Сегодня в нашем информационном пространстве доминируют ценности, далекие от традиционных. Подавляющее большинство контента, доступного и направленного на детей и подростков в социальных сетях, основано либо на ценностях, продвигаемых Западом, либо отражающих откровенно чей-то коммерческий интерес. …Увы, лиц, которые за бюджетный счет ведут антигосударственную пропаганду или пропаганду западных ценностей на нашем телевидении, немало. И немалые деньги выделяются на это: 115 миллиардов 314 миллионов рублей. Вот столько ежегодно в течение трех лет будет выделяться на финансирование СМИ из бюджета. Из них на телевидение и радиовещание – 88 миллиардов рублей, в том числе ВГТРК – 25 миллиардов 217 миллионов, Первому каналу – 6 миллиардов рублей ежегодно плюс 1 миллиард на ремонтные работы, медиагруппе «Россия сегодня» – 8 миллиардов 356 миллионов, ИТАР–ТАСС – 3 миллиарда 500 миллионов и на другие расходы – 21 миллиард.

Когда к нам приходят представители министерства культуры, мы задаем вопрос: «Что представляет собой сегодня наша информационная политика?» И получаем ответ: а мы не можем на нее влиять. Ни депутаты не могут влиять, ни министерства. Тогда давайте не будем выделять эти бюджетные средства.

Поэтому давно назрел вопрос о том, чтобы вернуться к созданию общественного наблюдательного совета на нашем телевидении. Общество должно иметь возможность контролировать содержание информационной политики.

На том же Первом канале работают уехавшие из России и высказывающиеся против нее Владимир Познер, Иван Ургант, Александр Васильев и прочие люди, которые имеют самостоятельные проекты на нашем центральном телевидении все за тот же бюджетный счет. А этих людей раньше ловили на антигосударственных идеях, высказываниях. На этом же телеканале взошла звезда беглого украинского политика Кивы. И если кто-то из подростков сейчас захочет поинтересоваться, кто же этот самый Кива, то будет немало удивлен, узнав, что Кива – бывший лидер запрещенной в России националистической организации «Правый сектор», человек, призывавший уничтожить русских в 2014 году, гордившийся репрессиями против русскоязычных жителей востока Украины. Он и ему подобные стоят за тем, что 8 лет украинская хунта творила на Донбассе. И что должен подумать подросток, когда такого персонажа ему выдают чуть ли не за союзника России?

В свое время Государственная дума приняла целый ряд законов по национализации элит: запрету иностранного гражданства для депутатов и чиновников, запрету иностранной собственности для госслужащих и их ближайших родственников. Не пора ли сейчас распространить эти нормы законов на тех, кто в государственных средствах массовой информации формирует сознание наших граждан и, в первую очередь, детей?

А сколько актеров, певцов и других лидеров общественного мнения в споре между Западом и Россией с готовностью становятся на антироссийские позиции? Притом что эти персонажи всю свою творческую деятельность ведут опять-таки за счет государственного бюджета и финансирования. Не пора ли поставить заслон и в этом направлении? Да, позицию этих художников мы признаем, они имеют на нее право, но пусть реализуют ее за свой счет. Это касается прежде всего пропаганды тех ценностей, которые подобного рода деятели транслируют на общество.

Когда в государственных театрах и за государственный счет ставятся спектакли, пропагандирующие распущенность, сексуальные извращения или искажающие нашу историю, когда за государственный счет снимаются фильмы, где пропагандируются насилие, безудержное потребление, коррупция, воровство, разве это делается в интересах общества? Пришла пора с этим заканчивать. А бесконечные сериалы и фильмы, что снимаются на госканалах или при поддержке Фонда кино, в которых вся советская история представлена как неимоверная череда насилия, репрессий, воровства, криминала?! Льют воду на мельницу тех, кто хотел бы поражения России сегодня. Где наши фильмы и сериалы о дружбе народов, о том, как мы жили вместе в одной стране и нам было все равно, где административно находится Донецк – на Украине или в Узбекистане? Где наш фильм, в котором грузин Кантария, русский Егоров и украинец Берест вместе водружают Знамя Победы над поверженным рейхстагом? Именно такие фильмы стали бы сегодня заслоном для пропаганды нацизма и межнациональной ксенофобии.

Мы не имеем права влиять на политику телеканалов и не можем принуждать режиссеров. При этом нас иногда обвиняют в консерватизме. А мне думается, что вообще пришла пора понимать: здоровый консерватизм он сегодня в прямом смысле стоит очень дорого, потому что слишком велика цена ошибок.

Как в прошлом преподаватель, могу сказать, что невыученные или неисправленные ошибки остаются с учеником на долгие годы и вредят ему всю последующую жизнь. А при том уровне информационного напора, что обрушивают против нас недружественные страны, ущерб от этих ошибок смертельно опасен сегодня нашим детям и подросткам.

Первым объектом объявленной нам информационной войны является сознание наших детей. Дети и подростки, оказавшиеся в неотфильтрованном информационном потоке, в лучшем случае становятся дезориентированными, в худшем – перестают понимать, где ложь, а где правда, где черное, а где белое.

Поэтому наша прямая обязанность – защитить их, создать для них такую информационную среду, где они будут получать объективную, достоверную информацию и формироваться как патриоты, государственники и достойные граждане нашего Отечества. Очень надеюсь, что сегодняшние наши слушания смогут найти нужную дорогу на пути к информационной безопасности наших детей.

Мости дорогу сам

Война за сознание детей идет давно. Но только теперь ко многим приходит понимание того, насколько чудовищными могут быть ее последствия в случае проигрыша. К микрофону выходили представители всех думских фракций и говорили, по сути, об одном и том же: о воспитательной роли школы, о необходимости создания собственных соцсетей и интернет-ресурсов, о силе искусства и значении живого человеческого общения. «Единороссы» вспомнили о прогремевшей на весь мир истории, произошедшей несколько лет назад в бундестаге, где российский школьник выступил с пронизанной сочувствием к фашистам речью. После этого попытались выяснить, сколько школ в России работает по зарубежным программам, насаждающим не только чуждую, а порой и античеловечную идеологию. Но даже министерство просвещения не смогло ответить на этот вопрос. И удивляться тут нечему. Причиной мутации сознания российского школьника стал вирус антисоветизма, которым поражена и сама российская власть.

Одобрительно отзывались представители парламентского большинства о президентских поправках в закон «Об образовании», касающихся организации воспитательного процесса в школах. Это, конечно, хорошо, но слишком мало. Нужно критически переосмыслить всю изуродованную систему образования. И фракция КПРФ эту работу сделала, предложив еще в 2016 году комплексный законопроект «Образование для всех», позволяющий соединить лучшие образовательные традиции с новейшими технологиями. Будь он принят, мы бы уже давно перестали по-школярски заглядывать в рот западным советчикам, подсказывающим России путь в цивилизационное рабство.

Но «единороссы», боясь всего советского, поставили глухой заслон инициативе КПРФ. А теперь удивляются, почему в российских школах, где обучаются 17 с лишним миллионов детей, только 16% воспитательных программ соответствует нормам. И, опомнившись, взялись за чистку интернета, отравляющего душу подрастающего поколения. С января по сентябрь 2021 года заблокировано более 427 тысяч материалов запрещенной информации, удалено 166 тысяч материалов по таким категориям, как наркотики, пропаганда суицидов, детская порнография. Роскомнадзором в минувшем году было закрыто 500 тысяч опасных групп, из которых 25 тысяч были связаны с детской порнографией, 23 тысячи – с детскими суицидами, 230 тысяч вовлекали детей в различные деструктивные сообщества. Были внесены соответствующие изменения в Уголовный кодекс.

Однако одних запретов недостаточно, надо что-то предложить взамен – это понимают сегодня во всех парламентских фракциях. Озаботились депутаты вопросами наращивания производства детского позитивного контента, несущего наши традиционные ценности, развитием детско-юношеских движений и системы дополнительного образования. Здесь бы и вспомнить о пионерии, 100-летие которой будет отмечаться в этом году, о комсомоле, о богатом советском опыте внешкольной деятельности, когда все дети имели возможность бесплатно заниматься в кружках и спортивных секциях. Сегодня всем заправляет бог коммерции, и, пока он главенствует на государственном Олимпе, любые добрые намерения обречены. Преимущественно коммерциализацией дополнительного образования объясняется то, что лишь 17% детей вовлечены сегодня в различные детские организации. С 2018 по 2020 год число учреждений допобразования и количество обучающихся в них детей, а соответственно и преподавателей, сократилось на 10%».

Не на жизнь, а на смерть

Директор департамента информации и печати министерства иностранных дел Мария ЗАХАРОВА в вопросе информационной безопасности детей особо выделила роль интернета. Общественная палата насчитала 21 вид существующих сегодня кибер-угроз современности – от буллинга (травли) и мошенничества до подстрекательства к насилию и беспорядкам и вербовки в деятельность террористических и экстремистских группировок. После начала военной спецоперации на Украине киберсреда превратилась в самое настоящее поле битвы, где идет сражение не на жизнь, а на смерть. И дети здесь «становятся просто разменной монетой и прямым инструментом воздействия». Дезинформация зашкаливает. «В Лиге безопасного интернета насчитали более трех миллионов сфабрикованных материалов, которыми атакуют наше национальное информационное пространство», – заявила М. Захарова.

Целью информационного нападения определяется все российское общество, но самая уязвимая категория – это, конечно, дети и подростки. Они относятся к первой группе риска. «Все материалы специально сверстаны под детское восприятие, под детскую аудиторию. Центры управления этой информационной агрессией находятся за пределами нашей страны… К тиражированию подложных материалов привлечены практически все ведущие западные средства массовой информации… События последнего месяца однозначно подтвердили наши подозрения в политической ангажированности американских интернет-гигантов. Это уже не политическая ангажированность, это прямое использование информационных ресурсов в качестве информационного оружия», – сказала представитель МИД.

За сообщением Meta о снятии ограничения в распространении призывов к насилию в отношении русских военных последовал «целый парад откровений людей из медиасреды, которые говорили о том, что они теперь будут брать просто на прицел детей русских, потому что «эту нацию, этот народ нужно истреблять», напомнила М. Захарова о последних сводках с информационных фронтов.

В Восточной Европе модерации подвергаются взгляды детей на ситуацию вокруг Украины. Родителей детей, у которых выявляются «неправильные взгляды», вызывают в школу и угрожают применением к ним ювенального права за то, что они «неправильным образом информируют детей». «А чем заканчивается ювенальное право в странах ЕС, мы с вами прекрасно знаем, – сказала М. Захарова. – Изъятием ребенка из семьи. Только если раньше поводом было какое-то там физическое воздействие, не те методы воспитания, которые включали нетрадиционные для либеральных ценностей формы, то теперь речь идет о взглядах».

МИД призвал сосредоточиться на совершенствовании национального законодательства в сфере урегулирования деятельности интернет-посредников, поскольку «ждать и верить в то, что будет достигнута некая международная договоренность по урегулированию, не приходится». Важные шаги в этом направлении, такие как «закон о приземлении» иностранных IT-компаний, вступивший в силу с 1 января этого года и обязывающий владельцев иностранных IT-ресурсов с крупной российской аудиторией открывать официальные представительства в РФ, уже сделаны, заметила сотрудница МИД. Теперь надо наращивать свои платформы: отечественные социальные сети и видеохостинг. Она выразила надежду на то, что в ближайшее время – «и это уже не год должен быть, это месяц максимум» – нормально заработает RuTube, чтобы он был полноценной платформой.

«Хочешь победить врага – воспитай его детей»

Продолжила тему выступившая по видеоконференц-связи сенатор, член комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Маргарита ПАВЛОВА:

«По оценкам digital-специалистов, на распространение фейков против России и информационную войну уже потрачено более 270 миллионов долларов США, и в кампании принимают участие более 5 тысяч IT-специалистов из разных стран…

Большинство информационных атак на подрастающее поколение направлено совсем не случайно. Есть такое выражение: хочешь победить врага – воспитай его детей. Особенно беспокоит тема образования, которое, по сути, сейчас в руках наших геополитических противников. Отмечу, что образование – очень важная часть стратегии Пентагона в области «гибридной войны». Это цифровое образование, умные классы и другие технологии перевода обучения детей в онлайн-формат. Их, по сути, засасывает в информационные воронки. Основными проводниками электронной школы являются сейчас следующие транснациональные корпорации – Google, Hitachi, LG, Microsoft, Panasonic, Samsung, которые объявили России санкции. Невозможно представить, чтобы в 1942 или в 1943 году в разгар Сталинградской битвы наши дети учились по учебникам, выпущенным в гитлеровской Германии.

С тех пор, как мы перешли на Болонскую систему образования, идет целенаправленное разрушение нашей национальной системы образования через учебники, через ЕГЭ, через цифровизацию. И тысячи школьников уже сейчас не завершают обу-чение на уровне основного общего образования…

…Чтобы вырвать из рук врага образование, необходимо срочно его национализировать. Я считаю, что до тех пор, пока у нас не будет создан крепкий суверенный интернет, нужно все вопросы, связанные с цифровизацией в образовании, заморозить, запретить автоматизированную проверку домашних заданий, вернуть ученические дневники на бумажных носителях, прекратить снятие и обработку биометрии. Все эти процессы идут на платформах наших геополитических противников. Данные по детям ежедневно утекают за рубеж. Это наше будущее, они завтра будут управлять страной и служить в армии…

…Нам необходимо инициировать проведение классных часов во всех школах с разъяснением текущей ситуации, чтобы поддержать в том числе и патриотический дух. Министерство обороны страны готово нам, в том числе и методически, помогать».

Беда объединяет

Депутат Госдумы, первый заместитель председателя комитета по общественным и религиозным организациям, народный артист России Николай БУРЛЯЕВ свое выступление начал издалека:

«Когда Ельцин законом от 1993 года запретил государству вмешиваться в вопросы культурной политики – мол, пусть они сами там, эти деятели культуры, делают что хотят, у нас и так проблем полно, – проблем у государства прибавилось при такой бездумной политике. Мы это сейчас видим по разгулу преступности, пороков, патологий, по тому, что делается на голубом экране, который вообще игнорирует указ президента от 2014 года «Об Основах государственной культурной политики».

На важнейший стратегический пост министра культуры назначаются люди, совершенно далекие от этой сферы, не понимающие предмета, которым они занимаются: театровед, дипломат, пиар-менеджер. Николай Бурляев рассказал, как, будучи зампредседателя Общественного совета, он пришел на отбор кадрового резерва минкультуры и попросил одну из претенденток, девушку лет 27, назвать русских поэтов XIX века. У нее был ужас в глазах, и ответа так и не последовало. Этот же вопрос Н. Бурляев задал и другому потенциальному сотруднику минкульта – парню приблизительно того же возраста. И снова ответом было молчание. Глава департамента по кадрам министерства культуры с укоризной заметил въедливому экзаменатору: «Ну зачем вы их смущаете?!»

«То, что мы видим в нашей культуре последние 30 лет, – это деградация, а чиновники все время отчитывались: у нас все потрясающе, у нас идет вообще движение вверх в кино. Какое движение вверх?! – недоуменно воскликнул Николай Бурляев. – То, что у Америки отвоевано 18% кинорынка и, как сказал однажды директор Фонда кино, «уже потекли деньги», не означает, что в российском кинематографе сегодня все хорошо». «Кому потекли деньги? – возмутился Николай Петрович. – Вот тем монстрам российского кинопроката, ставшего отделением американского кинопроката, которые абсолютно плевали на то, каким будет грядущее поколение, и создавали чудовищные фильмы. Одни названия чего стоят – «Сатана», «Нелюдь»…

В этом году минкультуры должно быть выделено 5,5 миллиарда рублей на производство российских фильмов, из них 4 миллиарда рублей будет передано Фонду кино. По словам Николая Бурляева, прокатчики и продюсеры пилят эти деньги между собой, никого не подпуская к кормушке. Патриотические сценарии не могут пробиться на съемочную площадку. 30 лет возглавляя международный кинофорум «Золотой Витязь», Николай Бурляев собрал около 150 потрясающих, по его мнению, сценариев. Среди них об Александре Невском, о Сергии Радонежском и др. «Но попробуй приди к министру, бывшему уже, с вопросом: вы поддержите фильм о Сергии Радонежском?! Ответ министра: сделайте блокбастер о Сергии Радонежском. Надо менять все», – заметил Николай Петрович. Он поддержал предложение Нины Останиной по созданию экспертного наблюдательного совета на телевидении.

Подытожил свое выступление народный артист России Николай Бурляев темой, которая сегодня у всех на сердце:

«Люди, жившие на Западе, говорили так: «Спасение России есть спасение мира. Гибель России есть гибель мира». И сейчас наш президент сказал этому миру «нет». Мы с ним вместе воюем не только за донецкие республики, мы воюем за русский мир, потому что наши братья там встали первыми против фашизма. А мы восемь лет глядели на то, как их убивают... Бандеровщина до 1955 года активно действовала в подполье – оказывается, они так там все организовали при помощи Германии, жили под землей, их трудно было достать. А дальше в 1955–1956 годах, Хрущев освободил их от всякой ответственности, потому что нити потянулись к нему – к Хрущеву, выходцу из Малороссии. И Кучма, будущий президент, он был не в такой форме красной, а в фашистской форме, он был мальчиком в спецотрядах, он был разведчиком. Вот к чему пришло. А мы это все проглядели...

Когда в 1999 году 19 стран НАТО бомбили непокорную Югославию ракетами с урановой начинкой, я там был. Стоя на площади белградской, там было 100 тысяч людей, я готовился к выступлению, смотрел на лица и видел у всех – подростков, старцев – единодушие полное, никакого страха. У них был один лидер, никаких партий, я всю жизнь был против партий, поэтому не шел так долго в Думу, потому что партия – это всегда с кем-то надо враждовать.

И тогда, стоя на площади, я подумал: да неужели же нам в России нужно, чтобы к нашему порогу, к нашим очагам пришла беда реальная, чтобы мы стали едины?!»

Капля в море

Заместитель министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ Александр ШОЙТОВ рассказал о реализации программы кибергигиены и повышения грамотности населения по вопросам информационной безопасности.

В 2022–2024 годах планируется ежегодно повышать осведомленность в вопросах информационной безопасности не менее 7,6 миллиона граждан. С этой целью для детей будет создаваться познавательно-развлекательный контент в различных формах.

Кроме того, будет продолжено проведение образовательными организациями ежегодного единого урока безопасности в интернете. В рамках единого урока проходит ежегодная всероссийская контрольная работа по информационной безо-пасности. Последний раз в ней приняли участие более 6 миллионов пользователей из 85 субъектов РФ, а также с Украины, из Белоруссии и Казахстана. Количество участников увеличилось более чем в 2 раза по сравнению с прошлым годом.

Ежегодно проходит и цикл дистанционных мероприятий для обу-чающихся, родителей, работников образовательных организаций «Сетевичок», в котором в прошлом году приняли участие около 1 миллиона детей, 263 тысячи педагогов и 143 тысячи родителей.

Проводятся уроки о защите персональных данных, в том числе и в дистанционном формате. В 2021 году ими охвачено около 1 миллиона учащихся и преподавателей. Было распространено более 463 информационных буклетов, направленных на бережное отношение учащихся к своим персональным данным.

В перечень федеральных мероприятий включено создание для детей и подростков безопасных интернет-ресурсов и мессенджер-групп с привлечением волонтерских общественных объединений для формирования позитивного медиаконтента по принципу «ровесник – ровесник», сообщил чиновник.

В 2021 году крупнейшие российские IT-компании выступили с инициативой по созданию альянса по защите детей в цифровой среде. В альянс вошли: «ВымпелКом», «Газпром-медиа Холдинг», «Лаборатория Касперского», «МегаФон», «МТС», «Мейл-групп», национальная «Медиагруппа», «Ростелеком» и «Яндекс». Эти компании приняли на себя добровольные обязательства по удалению нежелательного контента и совершенствованию мер по защите несовершеннолетних детей в интернете, а также создание дружественных для детей интернет-пространств, основанных на креативных и безопасных технологиях цифровых решений.

Сегодня минцифры работает над реализацией поручений президента, связанных в том числе с формированием реестра токсичного контекста, актуализации концепции информационной безопасности детей, которая была принята в 2015 году.

«Сейчас иностранные цифровые платформы блокируются. На их смену приходят отечественные. Мы принимаем экстренные меры по организации отечественных цифровых платформ. Результаты будут в этом месяце», – пообещал А. Шойтов.

В России 15 миллионов детей от 7 до 15 лет. Поэтому те показатели ликвидации цифровой безграмотности, которые назвал чиновник, – просто капля в море. Большим препятствием для достижения весомых результатов в вопросах информационной безопасности является межведомственная разобщенность. Нина Останина предложила депутатам и всем заинтересованным ведомствам объединить свои усилия, наладить между собой обмен информацией и создать единую структуру, обратившись в которую, и ребенок, и подросток, и родитель получили бы информацию, как защититься сегодня в интернете.

Советник директора Федеральной службы национальной гвардии РФ Игорь ПЫШКИН рассказал о законодательных нормах, направленных на предотвращение криминализации несовершеннолетних через интернет. Так, введена ответственность владельцев интернет-сайтов, провайдеров и хостинговых компаний за отсутствие контроля по распространению на их ресурсах запрещенных к обороту материалов, также ужесточено наказание за распространение запрещенной информации, пропаганду наркотиков в телекоммуникационных сетях, введена уголовная ответственность за склонение к употреблению наркотических средств с использованием интернета. Кроме того, установлена административная ответственность за распространение в СМИ и в информационно-телекоммуникационных сетях сведений, содержащих инструкции по самодельному изготовлению и переделке огнестрельного оружия, его основных частей, а также взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Чтобы оградить несовершеннолетних от мира криминала, Росгвардия реализует различные социально значимые проекты, в том числе молодежный YouTube-проект «Проверка на прочность», патриотические акции «Каникулы с Росгвардией», «День спорта с Росгвардией» и Всероссийский фестиваль «Безопасный город». А уроки мужества и дни открытых дверей в школах с участием действующих сотрудников Росгвардии, ОМОНа, СОБРа, Героев России призваны пресечь умышленное искажение истории, возрождение и реализацию идей нацизма и фашизма среди молодежной аудитории.

Варианты решений

Мы никогда не решим вопрос информационной безопасности детей в интернете и в социальных сетях, если не введем возрастную идентификацию детей в интернете, полагает председатель Комиссии Общественной палаты по демографии, защите семьи, детей и традиционных семейных ценностей Сергей РЫБАЛЬЧЕНКО. А сделать это можно с помощью специальных детских сим-карт.

По словам Рыбальченко, у нас самое либеральное законодательство среди всех законодательств развитых стран и Соединенных Штатов. В США ребенок младше 13 лет не сможет зарегистрироваться в Facebook.

Большинство российских мобильных сетей, кроме «Мегафона», не разрешают детям регистрировать карты. Но родители дают свои карты. А в 14 лет дети открывают свои банковские карты и свободно ими пользуются. А в странах Европы до 18 лет ребенок не может самостоятельно распоряжаться банковской картой и информация обязательно должна поступать к родителям. 40 процентов детей в возрасте от 14 лет и старше имеют свои банковские карты. Средняя сумма, которую тратят дети в месяц, – 3 тысячи рублей. Получается, что в месяц всего по детским картам проходит 10 миллиардов рублей. И родители не знают, как эти деньги расходуются. При этом, по данным опроса, в котором участвовали 3,5 тысячи детей и 6,5 тысячи родителей, 61 процент родителей считают, что они должны иметь информацию о прохождении денежных средств на картах их детей.

Если мы предоставим возможность бесплатного доступа к образовательным услугам по детским мобильным картам (образование-то по закону должно быть бесплатным, почему же родители должны платить за трафик?), то детские карты станут обязательными. А если мы введем в законодательство необходимость открытия счетов в банке только по детским картам с обязательного разрешения родителя, значит, информация будет приходить родителю о всех расчетах. Если у ребенка появится детская сим-карта, как правило, она одна, то и выйти в интернет вы сможете только по ней и будете идентифицированы как несовершеннолетний. Фактически нам нужно подумать о комплексе законодательных мер, подытожил С. Рыбальченко.

Опасные игры

Ольга РЫБАКОВА, доцент кафедры конституционного и муниципального права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина, упорядочила риски, связанные с развитием информационного общества, разбив их на несколько групп.

В первую очередь это риски психологические: агрессия, ненависть, нетрадиционные для нашего российского менталитета идеологии. Все это, как правило, прививается детям через игры. Играя, ребенок невольно ассоциирует себя со своим героем, выбирает тот сценарий, который ему предлагает создатель игры. У него нет свободы выбора своего поведения.

Следующая группа рисков – это когда опытные вербовщики-психологи делают из наших детей преступников, вовлекая их в противоправную деятельность. Здесь работа ведется с подростковой аудиторией.

И последняя группа рисков относится к прямой угрозе, когда ребенок становится жертвой преступления. Тут и киберсталкинг (использование интернета для преследования кого-либо, может включать ложные обвинения, клевету, кражу личных данных, угрозы, вандализм, домогательство секса, шантаж); и кибербуллинг (травля), и секстинг (когда ребенка заставляют делать интимные личные фотографии, а потом ими же и шантажируют его) и многие другие ранее неслыханные, а сегодня ставшие реальностью негативные явления.

Работа по информационной безопасности детей как составная часть национальной безопасности должна быть организована на общегосударственном уровне, считает Ольга Рыбакова. Недостаточно проводить в отдельных регионах или школах беседы с детьми один-два раза в год. Это должна быть системная работа, как минимум один классный час в месяц. При этом учителей надо снабдить методичками, готовыми лекциями. Эту работу должны взять на себя министерство просвещения и министерство цифры. Со своей стороны, ученые-юристы готовы оказать необходимую помощь.

Формирование информационной культуры есть не что иное, как информационный иммунитет. Чем раньше его привить ребенку, тем больше вероятность, что он будет защищен. И здесь нужно уделить первостепенное внимание формированию мировоззрения ребенка. Не может интернет воспитывать детей. Это нужно делать самим. На уроках информатики сегодня не учат ребенка блокировать аккаунт, противостоять вирусам и угрозам. А это важно, считает Ольга Рыбакова. Формирование медиаграмотности предполагает, что ребенок, получая информацию, должен уметь проанализировать ее, понять, фейковая эта информация или нет. Ребенку также необходимо прививать навыки коммуникативной культуры, научить его общаться без оскорблений, без унижений, не допускать унижений в свой адрес.

Правовая грамотность – отдельное направление. Дети должны знать о своих правах и обязанностях, о том, что им грозит за те или иные действия. Сегодня дети снимают на камеру, как они избивают друг друга, и потом выставляют это в соцсетях, не понимая, что это уголовно наказуемо.

Все это большая комплексная работа.

Мировой закон для глобальной Сети

О работе по созданию международно-договорного права в информационной среде, которую вот уже на протяжении 20 лет ведет Россия, рассказал руководитель департамента международной информационной безопасности МИД Эрнест ЧЕРНУХИН. В системе международных отношений это единственная среда, которая не кодифицирована. Причин отсутствия правового регулирования, которое и приводит к массовому распространению незаконного контента, много.

Кто владеет информационной средой, тот владеет всем миром. Интернет изобрели в США. Поэтому не в интересах США и их союзников делимитировать, кодифицировать информационное пространство и изобретать какие-то международные договоры, заметил Э. Чернухин.

В 1998 году Россия впервые выступила с инициативой выработки под эгидой ООН основ мирового порядка в информационном пространстве. И МИД России вместе с заинтересованными органами государственной власти проводит многоуровневую комплексную работу, направленную на создание равных условий использования информационно-коммуникационного пространства для всех государств.

По оценкам экспертов ООН, число подключенных к глобальному интернету электронных приборов в ближайшие несколько лет может превысить 40 миллиардов. Обыденными вещами станут не только камеры видеонаблюдения, различные промышленные и торговые терминалы, научно-исследовательские комплексы, но и значительная часть современного медицинского и образовательного оборудования, что особенно тревожно.

В период пандемии COVID-19 прием экзаменов в вузах проходил в дистанционном режиме. При этом использовались платформы Microsoft, Zoom, доступ к которым имеют не только представители тех государств, которые их используют, но и их разработчики. Таким образом, у последних есть возможность через эти платформы вычленять наиболее талантливых детей, подростков и приглашать к себе. Вот вам и «утечка мозгов».

В докладе Европола, вышедшем в этом году, отмечается значительный рост материалов, содержащих информацию о сексуальном насилии над детьми, особенно в режиме онлайн-трансляций, а также повышение эффективности и адаптации сетевого интернета, так называемого dark web, к преступной деятельности. Общий подъем этой преступности в разных странах Европы – от 20 до 50 процентов.

«Социальные сети, коммуникационные приложения и другие возможности интернета активно используются преступниками для призывов подростков к совершению самоубийств, организации и проявлению незаконных протестных настроений, идущих вразрез с национальными законодательствами государств, не только Российской Федерации. Возможности подростков также активно используются террористами для координации действий создаваемых ячеек или отдельных боевиков при совершении террористических атак, – подчеркнул Э. Чернухин. – «Аль-Каида» (запрещена в РФ), известная всем террористическая организация, поставила на поток использование детского труда в интересах террористов». Террористы активно пользуются тем, что до 18 лет ребенок не может быть привлечен к ответственности, и фактически создают детские лагеря подготовки террористов.

Универсальным договором о защите безопасности детей является Конвенция ООН о правах ребенка 1999 года и факультативный протокол Конвенции, касающийся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, 2000 года. Российская Федерация является участником этих двух договоров. Также существует несколько региональных инструментариев, в частности, Конвенция Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуального насилия, конвенция 2007 года. Россия тоже ее участник. Однако ни один из этих инструментариев не затрагивает проблематику совершения таких преступлений против детей и подростков именно в информационном пространстве…

Единственным инструментом с точки зрения международного права, который как-то затрагивает обязательства в отношении защиты детей в информационном пространстве, является Конвенция Совета Европы о компьютерных преступлениях, известная как Будапештская конвенция, в части, касающейся правонарушений, связанных с детской порнографией. Россия не участвует в этой конвенции, так как она противоречит принципам нашей национальной безопасности и суверенитета.

Начиная с 2019 года Россия активно продвигает идею разработки универсальной конвенции, которая была бы сбалансированным документом и отражала бы все эти болевые точки. Мы добились в 2019 году создания специального комитета по разработке такого международного договора, и на прошлой неделе, невзирая на украинские события, в Нью-Йорке прошла первая его сессия, сообщил Э. Чернухин.

В этом проекте закладываются положения в части защиты безопасности детей и подростков.

Вредоносный экран

Исполняющая обязанности руководителя управления процессуального контроля за расследованием отдельных видов преступлений Следственного комитета РФ Евгения МИНАЕВА:

«В 2021 году по уголовным делам, оконченным следователями Следственного комитета, потерпевшими признаны 1700 несовершеннолетних. Против этих детей были совершены преступления с помощью интернета или других информационных телекоммуникационных технологий. Из них практически 1,5 тысячи преступлений совершены с использованием интернет-мессенджеров.

Основная масса преступлений, совершаемых в отношении детей в интернете, связана с посягательством на половую неприкосновенность и нравственное развитие: общение развращающего характера, демонстрация порнографических материалов, предложения сфотографировать различные интимные части тела и выслать эти фото.

С 17 марта вступил в силу федеральный закон, разработанный при участии Следственного комитета, которым в Уголовный кодекс внесены изменения по защите детей от преступлений против их половой неприкосновенности, в том числе с использованием интернета. Так, за совершение в отношении несовершеннолетних понуждений к действиям сексуального характера с использованием информационно-телекоммуникационных сетей закон предусмотрел наказание в виде лишения свободы на срок до 6 лет…

В условиях интенсивного развития новых информационных технологий риск потребления детьми информации, способной оказать на них негативное, психотравмирующее или растлевающее влияние, побуждающей к рискованному, агрессивному, жестокому, антиобщественному поведению, постоянно возрастает. Динамика нападения на учебные заведения, совершенные на территории России, позволила прийти к выводу, что они имели волновой характер и были индуцированы предшествующими эпизодами, широко освещаемыми в СМИ. Внимание к проблеме резко увеличило количество участников и подписчиков групп с такой тематикой.

Поэтому Следственный комитет предлагает рассмотреть вопрос об отнесении к запрещенной информации сведений о лицах, совершивших или планировавших совершить подобные преступления, чтобы дети, подростки не могли себя отождествлять с такими людьми и героизировать их поступки.

Основной мерой борьбы с негативным воздействием информационного пространства на несовершеннолетних по-прежнему остается воспитание, разъяснение детям, что такое хорошо и что такое плохо, чтобы они сами могли критически оценивать полученную информацию».

Заместитель министра здравоохранения Олег САЛАГАЙ осветил проблему влияния экрана на здоровье детей. Специалисты отмечают, что рост продолжительности контакта с экраном приводит к нарушениям сна, проблемам с вниманием, трудностям с обучением, у детей наблюдаются депрессивные расстройства.

Исследователи говорят, что существует зависимость между кибербуллингом (травлей) и проявлением агрессии в реальном мире.

Вреден в долгосрочной перспективе контент, связанный с потреблением нездоровых продуктов питания, алкоголя, табака. Во время контакта с экраном формируется привычка потребления пищи.

Специалисты рекомендуют вообще не допускать к экрану детей до 2 лет, избегать того, чтобы для ребенка время контакта с экраном становилось каким-то рутинным, обычным, важно прерывать его общением, играми, другими занятиями. Цифровой носитель информации не заменит ребенку живого общения. И, конечно, родители должны знать, что ребенок смотрит, сколько он смотрит и в каких целях он это делает.

Законодательные дыры

Предложения о внесении изменений в законодательство высказал советник отдела по обеспечению деятельности уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка Дмитрий НЕКОРКИН. По его мнению, информация должна рассматриваться как объект рекламы. Но более выверенные выводы должна сделать Федеральная антимонопольная служба. Сегодня если пользователь интернета, нажав на размещенный на каком-либо сайте баннер, неожиданно переходит на ресурс с запрещенной информацией, то ФАС не может принять к нарушителю какие-либо меры воздействия, потому что Закон «О защите детей от информации» на рекламу не распространяется.

Другое предложение – проработать министерству цифрового развития вопрос об установлении ограничений на распространение информации среди определенных категорий либо наоборот о ее продвижении.

И, наконец, правительству РФ пора определить орган, который будет осуществлять государственный контроль и надзор за зрелищными мероприятиями, потому что с апреля прошлого года данное полномочие с минкультуры было снято и сегодня этим вообще никто не занимается.

Уполномоченный по правам ребенка в Тверской области Лариса МОСОЛЫГИНА, выражая консолидированную позицию своих коллег из разных регионов России, дополнила перечень законодательных предложений: ввести ограничения по времени и условиям трансляции телепередач и видеоконтента, не разрешенных к распространению среди детей. Сегодня маркировка на экране о возрастном ограничении никого ни к чему не обязывает. Государство должно отрегулировать эту проблему.

Кроме того, разглашение информации о несовершеннолетних в СМИ, а также их непосредственное участие в теле- и видеопрограммах надо не только согласовывать с законными представителями этих детей, но и уведомлять уполномоченного по правам ребенка, потому что зачастую родители, будучи из маргинальных слоев населения, хотят заработать на эфире деньги, а ребенок в результате оказывается в ситуации абсолютнейшего неприятия сверстниками.

По мнению региональных уполномоченных, необходимо разработать федеральную стратегию, которая бы определяла приоритеты в государственной информационной политике, включая морально-нравственные аспекты, в том числе отраженные в Конституции РФ, а также координировала бы деятельность всех государственных структур по обеспечению информационной безопасности детей и общества в целом.

Активисты общественного движения «Родительский отпор» выразили протест против развернутого на государственном уровне погружения детей в электронную среду. ПАО «Ростелеком», Mail-группа разработали информационно-коммуникационную образовательную платформу «Сфера» для выполнения экспериментальных задач по внедрению цифровой образовательной среды. В пользовательском соглашении разработчики прямо указали, что компания может, но не обязана просматривать систему на наличие запрещенного контента. Система содержит или может содержать ссылки на другие сайты в интернете, и их контент не проверяется компанией на соответствие тем или иным требованиям достоверности, полноты, добросовестности и т.д. Членом фракции КПРФ Олегом Лебедевым подготовлен законопроект, который позволит приостановить широкомасштабное внедрение электронного образования, сохраняя за родителями право выбора формы, метода и способа получения образования ребенком. Активисты движения «Родительский отпор» обратились к участникам парламентских слушаний с призывом поддержать этот законопроект.

По их мнению, заслуживают поддержки и инициативы Главного радиочастотного центра (ГРЧЦ), предложившего распространить на индустрию компьютерных игр, которые используются для агитации, радикализации и распространения терроризма и экстремизма, требования закона по хранению сообщений пользователей, а также установить правовой статус игровой валюты, лутбоксов, донатов во избежание использования для отмывания денег.

Активисты движения «Родительский отпор» предложили также ввести в вузах обучение по специальности «Медиапсихология», ликвиди-ровать кадровый голод в сфере информационно-психологической безопасности детства.

По итогам парламентских слушаний были подготовлены рекомендации правительству РФ, МВД, Генпрокуратуре, Следственному комитету, Роскомнадзору, министерствам цифрового развития, просвещения, науки и высшего образования, Госдуме, высшим должностным лицам субъектов Российской Федерации. «В условиях развязанной против России информационной и санкционной войны первостепенной государственной задачей становится необходимость выстроить такую систему информационной безопасности наших детей и подростков, которая обеспечит формирование здорового развития их личностей», – говорится в документе.

Опубликовано на sovross.ru

Последние подробности



Прямой эфир
02:15
Художественный фильм «Дума о Ковпаке: Набат» (12+)

Примите участие в опросе
Что стоит за заявлениями властей Финляндии и Швеции о вступлении в НАТО?
Голосовать