Оружием ленинизма

24 января 2017 14:15

Когда в Советском Союзе отмечали День памяти Ленина?

Те читатели «Правды», которым довелось жить при Советской власти, скажут: 22 апреля, в день рождения основателя Коммунистической партии и Советского государства, вождя трудящихся всего мира. В канун праздника проводились собрания партийных, советских и общественных организаций, а 22 апреля, в день рождения Ленина, возлагались цветы к Мавзолею и памятникам Ильичу по всей стране.

Но так было не всегда. После смерти Ленина 21 января 1924 года, ставшей потрясением для народа, именно этот день запал в народном сознании как День памяти основателя Советского государства. Неудивительно, что этой традиции придерживалась и большевистская партия, отмечая День памяти Ленина в день его смерти.

Так было до января 1955 года. В принятом 4 января 1955 года постановлении ЦК КПСС «О Дне памяти В.И. Ленина» отмечалось:

«За прошедшие тридцать лет после смерти В.И.Ленина в нашей стране произошли гигантские социалистические преобразования... За короткий исторический срок наша Родина из отсталой аграрной страны превратилась в могущественную индустриально-колхозную социалистическую державу... В сознании народа нашей страны и трудящихся всего мира с именем В.И.Ленина, с его учением связываются великие победы советских людей в строительстве коммунистического общества. Поэтому теперь более целесообразно отмечать память В.И.Ленина не в день его смерти, что накладывает печать траура и скорби, а в день рождения В.И. Ленина – 22 апреля, придав этой дате значение праздника».

После принятия постановления ЦК КПСС «О Дне памяти В.И. Ленина» прошло шестьдесят два года. Нет больше могущественной индустриально-колхозной державы. Как нет и основанного Лениным Советского государства.

Коммунистическая партия утратила роль руководителя общества.

Уж какой тут праздник?

Так что, вернуться к практике отмечать День памяти Ленина в скорбный день кончины вождя? Нет. Но и день 21 января должен стать поводом не для праздного разговора, а для серьезного и вдумчивого осмысления личности и учения Ленина.

И начать этот разговор я хочу с отца Владимира Ильича – Ильи Николаевича Ульянова.

Илья Николаевич многого добился в жизни. Получил чин действительного статского советника, который приравнивался к генеральскому. Незадолго до смерти в январе 1886 года получил пятый орден – Святого Станислава 1-й степени. Был искренне и глубоко верующим православным христианином.

Правда, хотя Илья Николаевич стал важным чиновником министерства просвещения – директором народных училищ Симбирской губернии, смыслом своей службы считал не чины и награды, а возможность быть полезным народу в его стремлении избавиться от тьмы и невежества. Ради наилучшей постановки народного образования он работал не за страх, а за совесть.

И все-таки Илья Николаевич был благонамеренным подданным Российской империи. А в организации попытки покушения народовольцев на императора Александра III участвовал старший сын Ильи Николаевича Александр.

Вот такие «отцы и дети».

Владимир Ульянов пошел по стопам не отца, а старшего брата. В гимназические годы, как вспоминала сестра Ленина Анна Ильинична, Володя был настроен «очень оппозиционно к гимназическому начальству, к гимназической учебе, к религии также», но определенных политических взглядов у юноши в то время не было.

Судьба старшего брата, повешенного 8 мая 1887 года, когда Володя сдавал выпускные экзамены, привлекла его внимание к общественным вопросам. Как пишет Владлен Логинов в биографической книге «Владимир Ленин: как стать вождем»:

«Казнь брата, помимо сугубо личного потрясения, связанного с потерей близкого человека, порождала множество вопросов. Как и почему избрал он этот тернистый путь? Долг перед народом, перед Отечеством? Да, это свято и это бесспорно!.. Но разве исполнение своего долга перед Родиной обязательно связано с динамитом и гремучей ртутью?»

В то лето 1887 года все близкие и знакомые Ульяновых отмечали огромную перемену, происшедшую с Владимиром. Печать озабоченности и душевного напряжения лежала на его лице. Он как бы спрашивал всех и в первую очередь самого себя: «Как быть? Что делать? Как жить дальше?»

В августе Владимир Ульянов был принят на юридический факультет Казанского университета. Он участвует в студенческих волнениях. В ночь на 5 декабря вместе с другими арестованными студентами Владимир помещен в общую камеру пересыльной тюрьмы. В ответ на вопрос товарищей, что он намеревается делать по выходе из тюрьмы, отвечает: «Мне что ж думать. Мне дорожка проторена старшим братом».

И все-таки участие в студенческих волнениях не было актом осознанной политической борьбы.

Это была вспышка, эмоциональный выход из напряженного состояния. Ответ на вопрос: «Что делать?» Владимир Ульянов нашел у Николая Чернышевского. Зная, что роман Чернышевского был любимым произведением брата, Владимир взялся за его обстоятельное прочтение. Читал его с карандашом в руках, делая из прочитанного большие выписки и конспекты.

Чернышевский освободил Владимира от стихийного чувства мести, из готовности вспыхнуть по любому поводу (студенческая сходка, например) вывел на дорогу сознательной и последовательной борьбы. Главный вывод, который извлек Владимир из романа, состоял в том, что в России «всякий думающий и действительно порядочный человек должен быть революционером».

А в сегодняшней России «всякий думающий и действительно порядочный человек» должен быть революционером? И что значит быть революционером сейчас, если все политические партии, включая КПРФ, действуют строго в рамках Конституции и законов и не ставят вопросов о насильственном изменении существующего строя?

В советское время существовал миф, что Владимир Ульянов стал марксистом чуть ли не в гимназические годы. На самом деле «до знакомства с сочинениями Маркса, Энгельса, Плеханова, – говорил Ленин, – главное, ПОДАВЛЯЮЩЕЕ влияние имел на меня ТОЛЬКО Чернышевский».

Марксистом Владимир стал позднее, когда ему было 19 лет, после усвоения I тома «Капитала» и «Наших разногласий» Плеханова. Анна Ильинична, сестра Ленина, жившая вместе с ним в Казани, вспоминала, как Владимир с большим жаром и воодушевлением рассказывал об основах теории Маркса и тех новых горизонтах, которые она открывала. Но теория теорией, а пока надо было устраивать жизнь в условиях Российской империи.

Уже после переворота 1991 года буржуазные публицисты и псевдоученые-историки пытались показать Ленина неудачником. Будто бы Владимир Ульянов «фактически нигде не работал», а если какое-то время трудился адвокатом, то все судебные процессы проигрывал.

Владимир окончил гимназию с золотой медалью, 17 предметов сдав на «5», а 1 (логику) на «4». Без экзаменов был принят в Казанский университет и исключен за участие в студенческих волнениях. В 1891 году экстерном в весеннюю и осеннюю сессии сдает экзамены в Петербургском университете (юридический факультет) и 14 (26) января следующего года получает диплом первой степени. Пусть желающие попробуют сдать экстерном выпускные экзамены и получить диплом в каком-либо российском вузе.

На самом деле адвокат Владимир Ульянов выигрывал почти каждое дело – либо у обвинения против обвинительного акта, либо против требования о размерах наказания.

Были и случаи отказа Ульянова от защиты. Так, он отказался защищать интересы крупного хлеботорговца Федора Красикова, нагло обворовывавшего крестьян.

– Лопатой денежки загребали! – поучал своего молодого коллегу старый адвокат Ященко.

– Заведомого вора защищать не хочу, – резко ответил ему Ульянов, наотрез отказавшись «брать ворованные деньги за защиту».

И опять вернемся в наше время.

Многие адвокаты сейчас способны на такой поступок?

Знавшие в то время Ульянова-адвоката люди считали, что со временем из него выйдет прекрасный «цивилист» – адвокат, специализирующийся на гражданском праве.

А его научные работы, публиковавшиеся в легальной печати? Только за три года ссылки в Шушенском Ленин написал фундаментальное исследование «Развитие капитализма в России», выпустил сборник «Экономические этюды и статьи», перевел и отредактировал двухтомник Сиднея и Беатрисы Вебб «Теория и практика английского тред-юнионизма», написал около двух десятков статей и рецензий на книги Каутского, Гобсона, Парвуса, Богданова, Гвоздева, Струве и Туган-Барановского, Булгакова и других. Они были опубликованы в столичных (Петербург и Москва) легальных журналах. За эти работы Владимир Ильич получал солидные гонорары.

Итак, В.И.Ульянов мог бы работать адвокатом или писать научные статьи, или заниматься тем и другим. Имел бы крупный счет в банке, квартиру или особняк, положение уважаемого, солидного члена буржуазного общества. Вместо этого – вынужденная эмиграция и весьма скромное материальное положение. Противники большевиков пишут, что Ленин в эмиграции чуть ли не купался в золоте. Но вот отрывок из его письма от 12 октября 1916 года из Швейцарии А. Шляпникову: –О себе лично скажу, что заработок нужен. Иначе прямо поколевать, ей-ей!! Дороговизна дьявольская, а жить нечем. Это вполне серьезно, вполне, вполне».

Своего жилища в эмиграции у Ульяновых не было вообще, а были съемные даже не квартиры, а зачастую комнаты. Так можем ли мы представить Ленина – извините, Владимира Ильича Ульянова – благонамеренным членом буржуазного общества, известным адвокатом, профессором или крупным чиновником? Я – нет. Нет, хотя бы потому, что, по словам Горького, «Ленин в высшей степени обладал качествами, свойственными лучшей революционной интеллигенции – самоограничением, часто доходящим до самоистязания, самоуродования, до рахметовских гвоздей, отрицания искусства, до логики одного из героев Л. Андреева: «Люди живут плохо – значит, я тоже должен плохо жить». В борьбе за счастье трудящихся, тех людей, которые живут плохо, Ленин не мог рассчитывать на какую-либо выгоду. Относительно собственной судьбы ему все было ясно: «Это – великое дело, – напишет он, – и на такое дело не жалко и всю жизнь отдать».

Вот позиция, совершенно не понятная обывателям и пошлякам, как жившим во времена Ленина, так и теперешним. Как непонятна современным обывателям и пошлякам Зоя Космодемьянская, сказавшая перед смертью, уже на эшафоте: «Это счастье – умереть за свой народ!» Зоя непонятна как Андрею Бильжо, психиатру и владельцу ресторана, объявившему ее сумасшедшей, так и ее так называемым защитникам на телевидении.

Смотришь на Владимира Соловьева, Сергея Брилева, Дмитрия Киселева – и видишь, чувствуешь, как она им чужда, даже в чем-то ненавистна.

Александр Ульянов свою речь на процессе 1887 года закончил словами: «Среди русского народа всегда найдется десяток людей, которые настолько преданы своим идеям и настолько горячо чувствуют несчастье своей Родины, что для них не составляет жертвы умереть за свои убеждения. Таких людей нельзя запугать ничем!»

Есть что-то общее в судьбе Зои и Александра, старшего брата Ленина.

Прекрасные и талантливые девушка и юноша с кристально чистой душой, преданные своим убеждениям. Оба были казнены в молодом возрасте: Зоя в 18 лет, Саша – в 21 год. И любовь к Н.Г.Чернышевскому и его главной книге – роману «Что делать?»

И речь перед казнью.

Александр отказался от защиты, произнес на процессе сильную речь, обосновавшую необходимость бороться с царским самодержавием всеми доступными средствами.

Правда, несокрушимая идейная убежденность Александра даже его тезке – Александру III показалась «трогательной», а Зою, ее подвиг уже лет тридцать стараются опорочить.

В 1917 году, ровно через тридцать лет после речи Александра Ульянова, уже не десятки людей, а сотни тысяч, объединенные в большевистскую партию, созданную и возглавляемую Владимиром Ульяновым (Лениным), подняли трудящихся России на социалистическую революцию.

После революции идет 100-й год. В стране произошла контрреволюция. Россия вернулась к буржуазным порядкам. Коммунистическая партия, созданная Лениным, перестала быть правящей.

А что бы сам Владимир Ильич сказал о последних 25 годах российской истории?

«Представлять себе всемирную историю идущей гладко и аккуратно вперед, без гигантских иногда скачков назад, недиалектично, ненаучно, теоретически неверно».

Всемирная – российская в том числе – история знает немало таких скачков назад.

Контрреформы Александра III.

Именно против возвращения России назад таким отчаянным шагом – покушением на царя – пытался бороться Александр Ульянов.

Установление фашистского режима в Германии в 1933 году, победа там гитлеровской партии, партии, по определению Сталина, врагов демократических свобод, партии средневековой реакции и черносотенных погромов, были таким же скачком назад.

Происшедшая в России в 1991 – 1993 годах контрреволюция – тоже гигантский скачок назад. И, наверное, главный вопрос современной России: ЧТО ДЕЛАТЬ? И снова слово для ответа товарищу Ленину:

«Великие войны в истории, великие задачи революций решались только тем, что передовые классы не раз и не два повторяли свой натиск и добивались победы, наученные опытом поражений».

Парфенов Алексей

Опубликовано в газете «Правда» (№7 (30504) 24 – 25 января 2017 года)

Последние подробности



Прямой эфир
06:10
Дискуссионный клуб «Точка зрения» (12+)

Примите участие в опросе
Что нужно сделать России для экономического рывка?
Голосовать