Вторая «шестилетка» Путина: На кого прольется золотой дождь национальных проектов. Статья Валентина Катасонова

19 Января 2019 8:00
Вторая «шестилетка» Путина: На кого прольется золотой дождь национальных проектов. Статья Валентина Катасонова
Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Доктор экономических наук Валентин Катасонов считает, что на наших глазах происходит «распил» бюджета в космических масштабах.

Я прекрасно понимаю людей, которым хочется увидеть какие-то позитивные изменения в нашей жизни. В частности, за более чем четверть века наш народ так «нахлебался» рыночной «свободы», что ностальгически вспоминает о народнохозяйственном планировании в Советском Союзе. И ему уже мерещится, что власти наконец-то постепенно возвращаются к нему. Да, пока у нас нет того, привычного и надежного пятилетнего планирования («пятилеток»), какое было в СССР, но кое-что уже имеется. Вроде бы перестаем жить одним днем, смотрим в будущее и даже пытаемся планировать. В Государственной думе, в правительстве Российской Федерации, отдельными министерствами и ведомствами принимаются какие-то документы, в названиях которых присутствуют слова «программа на период…», «стратегия», «долгосрочное развитие» и т.п.

Масса документов содержат так называемые прогнозы социально-экономического развития России на год, на три года, на пятилетие, на более длительные периоды времени. При этом некоторые лукавые эксперты и профессора подают это как чуть ли не возрождение желанного всеми экономического планирования. Мол, это тоже планирование, только не «директивное» (как в Советском Союзе), а «индикативное» (т.е. имеющее характер рекомендаций или выступающее ориентиром для субъектов экономической деятельности).

Примечательно, что слова «план», «планирование», «плановый» встречаются достаточно редко даже в самих документах, не говоря уже об их названиях. Исключение представляет словосочетания типа «план мероприятий», «план заседаний», «план устранения недостатков» и т. п. Моя версия такова: чиновникам по каким-то причинам не хочется напоминать себе и другим, что в стране было экономическое и социальное планирование. Внедряемый в стране новояз (в духе Оруэлла) табуирует слова «план», «планирование», «плановый».

Но вернемся к современному словарю с его словами «программа», «стратегия», «долгосрочное развитие» и т.п. Число государственных документов с такими словами в названиях сегодня измеряется сотнями. В этом нет ничего удивительного, ведь основная функция наших государственных ведомств – продуцировать все новые и новые документы. Вот и Государственная Дума Российской Федерации недавно с гордостью рапортовала, что приняла уже восемь тысяч законов.

Президентский майский указ 2018 года: возрождение среднесрочного планирования?

Среди нормативных документов, определяющих перспективы будущего развития страны, наверное, наиболее важными и авторитетными являются президентские указы, называемые «майскими». Сейчас у всех на слуху указ президента, подписанный 7 мая нынешнего года, который называется «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года». Документ, если вести отсчет от 1 января 2019 года, определяет перспективу аж на 6 лет, получается «шестилетка». Указ определяет девять стратегических целей и предусматривает, что их достижение будет осуществляться с помощью 12 национальных проектов.

Перечислю эти проекты: 1) здравоохранение, 2) образование, 3) жилье и городская среда, 4) экология, 5) автодороги, 6) наука, 7) рынок труда, 8) цифровая экономика, 9) культура, 10) малый бизнес, 11) магистральная инфраструктура, 12) международное сотрудничество и экспорт. И по каждому национальному проекту свои цели, причем не только качественные, там имеется немало количественных показателей, на которые предполагается выйти к 2024 году.

Почему бы не назвать майский президентский указ шестилетним социально-экономическим планом? Или по аналогии с первыми пятилетними планами, называемыми «сталинскими пятилетками», – «путинской шестилеткой»? – Не получится.

Президентский майский указ: цели есть, а средства не предусмотрены.

Во-первых, потому, что в майском указе сформулированы цели (общие и специфические по каждому национальному проекту), которые не обеспечены средствами их достижения. Прежде всего, ресурсами: людскими (специалисты соответствующих профилей); материально-техническими (например, машинами и оборудованием) и финансовыми (как рублевыми, так и валютными).

Увы, указ о средствах и ресурсах ничего не говорит. Выглядит все это и смешно, и грустно одновременно. Потому что цели и задачи провозглашены, а деньги и все остальное чиновники начинают искать уже после подписания указа. И, как выясняется, денег в достаточном количестве нет. Хоть ты тресни! Правительство РФ уже к лету все подсчитало и сказало: на «путинскую шестилетку» потребуется 28 трлн руб. По валютному курсу того времени почти 450 млрд долл., т.е. в среднем примерно по 75 млрд долл в расчете на год. Вот тут и началась эта чехарда с пенсионной реформой, введением дополнительного НДС, «налоговым маневром» и прочими «креативными штучками» чиновников, рыскающих в поисках денег на «шестилетку».

На сегодняшний день картина выглядит следующим образом: премьер-министр Дмитрий Медведев объявил, что уточненный объем федерального финансирования национальных проектов составит 5,7 трлн рублей на ближайшие три года. Причем из этой суммы 1,3 триллиона будут доведены регионам в виде трансфертов из федерального бюджета.

А почему премьер назвал цифру только на ближайшие три года, а не на все шесть? Да потому, что бюджетный процесс Российской Федерации предусматривает разработку проекта бюджета на предстоящий год и на трехлетний период. А что будет после 2021 года, никто сегодня вообще ничего сказать не может. Итак, явный диссонанс: горизонт целей равен шести годам, а горизонт бюджетного финансирования – только три года.

Если изначально предполагалось, что бремя финансирования национальных проектов федеральный центр и региону поделят поровну, то сейчас понятно, что на регионы рассчитывать не приходится, зато они на федеральный бюджет очень даже рассчитывают. Всем уже понятно, что никаких 28 триллионов рублей на «шестилетку» не будет. Будет настоящим чудом, если будет изыскана хотя бы половина указанной суммы.

Президентский майский указ: цели есть, а где ответственность?

Во-вторых, замысел «шестилетки» не предусматривает особой ответственности за ее невыполнение. Есть понятие «паспорт национального проекта». 2019 год – время старта национальных проектов. А задания в рамках «паспортов» по национальным проектам до сих не расписаны внятно не только между отдельными ведомствами и организациями. Не очень даже понятно, где проходит граница участия в национальных проектах между федеральным центром и регионами.

А ведь 12 национальных проектов надо еще увязать с 67 государственными программами, которые были приняты в РФ. При этом программы должны иметь как федеральную, так и региональную составляющую. А во многих регионах не только жители, но и чиновники о некоторых государственных программах слышали только по телевизору. А национальный проект для них такая же абстракция, как проект гибридного транспортного средства Hyperloop Илона Маска. При такой невнятности распределения усилий и ответственности в реализации национальных проектов между участниками сложно говорить об исполнительской дисциплине.

Майские указы 2012 года: предварительный «разбор полетов»

О какой ответственности можно говорить, если перед нашими глазами опыт «исполнения» президентских майских указов 2012 года? Правильнее сказать: неисполнения. Напомню, что жанр под названием «президентские майские указы» родился в 2012 году, когда В.В. Путин вернулся в президентское кресло, которое до этого занимал Д.А. Медведев. 7 мая указанного года президентом было подписано аж 11 указов. Они также определяли перспективу на шестилетний период (если отсчитывать от 1 января 2013 года до конца 2018 года). Майские указы того времени затрагивали все сферы: оборонную промышленность и медицину, внешнюю политику и науку, «межнациональное согласие» и жилье, экономику и национальную безопасность.

В указах содержался набор показателей, которых страна должна была достигнуть в результате выполнения «шестилетки» (это была первая по счету «шестилетка»). Правда, по не очень понятным причинам, некоторые показатели устанавливались не на 2018, а 2020 год. Например, в указе о государственной экономической политике говорилось о необходимости увеличивать в ближайшие годы инвестиции, производительность труда, создавать высокопроизводительные рабочие места. В частности, к 2020 году было запланировано создание в стране 25 миллионов высокотехнологичных рабочих мест. Доля инвестиций в ВВП к 2015 году должна была повыситься до 25%, а к 2018 году – до 27%. Заработная плата в 2012–2018 гг. в реальном выражении должна была вырасти в 1,5 раза.

Удивительно подробно были прописаны демографические параметры и показатели здоровья российских граждан. Была поставлена задача повысить к концу 2018 года среднюю продолжительность жизни россиянина аж до 74 лет, а коэффициент рождаемости к этому времени был рассчитан с ювелирной точностью – он должен был составить 1,753. Честное слово, не знаешь, то ли смеяться, то ли плакать, когда читаешь майские указы 2012 года.

О том, чем закончилось выполнение майских указов 2012 года, мы можем только догадываться. Имеются лишь обрывочные данные о тех «успехах», которые были достигнуты в этой области. Первые два-три года внимание к национальным проектам было повышенное. Общероссийский народный фронт (ОНФ) следил за исполнением указов и проектов, постоянно критиковал исполнителей. Министров и губернаторов периодически вызывали на ковер.

Примечательно, что первая «шестилетка» в значительной степени финансировалась регионами. Но именно на этих проектах, по мнению некоторых экспертов, регионы и «надорвались». Они вынуждены были прибегать к кредитам банков для финансирования таких проектов, и задолженность регионов стала угрожающе расти. Но постепенно возник ряд «форс-мажоров», на которые стали списывать срыв указов и проектов. Главный из них — экономические санкции Запада, которые начались с весны 2014 года. Также сильно возросшие долги регионов.

Постепенно накал страстей вокруг майских указов и национальных проектов стал ослабевать. В мае прошлого года об указах все-таки вспомнили – в связи с пятилетием их рождения. В Кремле было проведено заседание Госсовета, посвященной этой теме. Мероприятие было задумано как парадное. Но, тем не менее, жесткая критика на нем прорвалась. Обращаясь к президенту Владимиру Путину, глава исполкома ОНФ Алексей Анисимов заявил: «Народный фронт держит на контроле 179 ваших поручений в рамках мониторинга исполнения «майских указов». Из них мы считаем, что 35 поручений исполнены, 44 не исполнены и 100 поручений исполнены частично и требуют доработки».

Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов и вовсе заявил, что большинство указов не исполнено. Приведу фрагмент его выступления на том заседании Госсовета: «В целом реальные располагаемые доходы населения снижаются четвертый год подряд. Указы о повышении зарплаты бюджетникам исполняются только в том случае, если врачи и учителя работают на 2−2,5 ставки. Указ о реорганизации неэффективных образовательных учреждений также на деле был воспринят многими чиновниками как сигнал к бездумной оптимизации отрасли. То же, к сожалению, происходит и в здравоохранении. Значительное количество аварийного жилищного фонда было сокращено, к сожалению, на бумаге за счет отмены ранее принятых решений о признании многоквартирных домов аварийными».

Майские указы 2012 года: а будет ли окончательный «разбор полетов»?

Уже закончился 2018 год. Можно подводить окончательные итоги первой «шестилетки». Где они, 25 миллионов высокотехнологических рабочих мест? Где реальное повышение зарплаты в два раза? Где средняя продолжительность жизни в 74 года? Где уровень инвестиций в 27% ВВП? Забавно, что в новом майском указе, целевым показателем средней продолжительности жизни к 2024 году определен возраст в 67 лет. Даже попавший под Минэкономразвития и окончательно утративший свою независимость Росстат не в состоянии «нарисовать» цифры, которые могли бы создать иллюзию хотя бы «частичного» исполнения майских указов 2012 года.

Но об этом СМИ сегодня почти не вспоминают. Думаю, что и Госсовет не будет больше собираться в Кремле для того, чтобы обсуждать окончательные итоги выполнения первой «шестилетки». А зря. Можно было бы поучиться кое-чему у большевиков, которые осуществляли индустриализацию страны на основе пятилетних планов. Прежде чем принимать очередной пятилетний план на партийном съезде заслушивали отчет о выполнении предыдущей пятилетки. Понятно, что отчетный доклад на съезде выполнял чисто ритуальную роль в представлении под названием «партийный съезд». Но я сейчас не о спектаклях, а о реальной работе по планированию.

Реальный пятилетний план верстался в Госплане. Это очень интересная и непростая наука. И следующий пятилетний план, конечно же, составлялся с учетом реального выполнения предыдущего. Я уже не говорю о таких «секретах» такого планирования, как межотраслевые балансы, наборы сквозных показателей, денежные и финансовые балансы и т. п. Заметим, что громадный объем информации обрабатывался и сводился в цифры конечных плановых документов без использования компьютеров, коих в природе еще не существовало.

Даже такой махровый либерал от экономики, как Фридрих фон Хайек, признал: «И конкуренция, и планирование теряют свою силу, если их использовать в урезанном виде». С конкуренцией было покончено в мире еще в конце XIX – начале XX гг., когда капитализм так называемой «свободной конкуренции» перерос в свою высшую фазу — монополистический капитализм. А там, где монополия, там конкуренцией (не «чистой», не «урезанной») даже не пахнет. Это аксиома, которую знает даже самый махровый либерал.

В России сегодня также утвердился капитализм, правда в такой его специфической форме, которую принято называть «колониальный капитализм». Но и в этом капитализме конкуренцией также не пахнет. Господству монополий можно противопоставить лишь государство, но не просто государство, а лишь то, которое умеет планировать. Причем в полном, а не в урезанном виде. У нас, в России, к сожалению, нет даже урезанного государственного экономического планирования. Есть лишь игра в планирование, называемая «майские указы» и «национальные проекты».

Если национальные проекты запускаются, значит, они кому-то нужны.

Человек, знающий хотя бы азы макроэкономического (народнохозяйственного) планирования, понимает, что так называемые «национальные проекты», запускаемые с помощью майских указов, также далеки от действительного планирования, как Луна от Земли. Зачем же такие проекты запускаются на орбиту? Могу высказать три версии, причем они не взаимоисключающие, а взаимодополняющие друг друга.

1. Для «распила» казенных денег. Суммы, выделяемые на национальные проекты астрономические. А чем больше суммы, тем выше «эффективность» «распилов» для чиновников-клептоманов и их подельников бизнесменов.

2. Национальные проекты используются как инструмент политтехнологий, как средство повышения рейтинга президента. Правда, существует опасность того, что некоторые опытные политтехнологи могут использовать это оружие, наоборот, против президента (в случае провалов проектов, а такие провалы почти неизбежны).

3. Целый ряд так называемых «национальных проектов» таковыми являются лишь по названию. По своей сущности такие проекты могут наполняться антинациональным содержанием. Их реализация будет только ослаблять Россию и лишать ее остатков национального суверенитета (об этой ипостаси национальных проектов я писал в предыдущей статье «О каких прорывах и рывках говорит Путин?»).

Опубликовано на svpressa.ru 


Комментарии3
Александр Богобоящий
ЕДРОСЫ УБАЮКИВАЮТ ЛУКАВЫМИ речами наивных ПРОСТАКОВ!По ДЕЛАМ узнаете ИХ!
Владимир Васильев
Владимир Васильев
Несомненно, что основная цель "национальных проектов" предназначены как инструмент политтехнологий успокаивать волнующаяся население, как пчёл дымом при лишения их мёда. По этой причине часть этих так называемых «национальных проектов» таковыми являются лишь по названию, но среди их имеются и обязательные к выполнению, те которые необходимы мировой экономике, 11) магистральная инфраструктура, 12) международное сотрудничество и экспорт, 8) цифровая экономика. Успешное выполнение этих проектов лишний раз показывает отсутствие национального государства Россия, а имеется только территория под этим названием.
С конкуренцией было покончено в мире еще в конце XIX – начале XX гг., когда капитализм так называемой «свободной конкуренции» перерос в свою высшую фазу — монополистический капитализм. А там, где монополия, там конкуренцией (не «чистой», не «урезанной») даже не пахнет. Это аксиома, пишет Валентин Катасонов, этим он противоречит сам себе. У него и рыночная конкуренция, и планирование в одном ряду, хотя эти действа антагонисты, при свободной конкуренции не возможно планирование в понимании «директивное» планирование, как и при планировании нет места рыночной конкуренции. Если по мнению Катасонова с конкуренцией покончено, то её неизбежно должно заменить планирование. Но этого сам же Катасонов не наблюдает. Здесь речь идёт о конкуренции товаров, но при монополизации рынка того или иного товара, конкуренция не исчезает, она переходит на другой уровень, так как в конкуренции участвуют капиталисты через свои капиталы, захватив рынок определённого товара, борьба переходит в следующую фазу противостояния, вплоть до мировых войн. Собственно эту конкуренцию монопольных капиталов мы сегодня в мире наблюдаем, а разговоры о планировании при конкуренции, только запутывают людей превращая их в орудие чужой воли.
Виктор Суслин
Виктор Суслин
Если подсчитать, сколько собственности, бюджетных денег и прочего добра хапнули прихватизаторы с 1991 года (и по сей день хапают без остановки) и вернуть бы все награбленное ими назад в Россию народу, из России можно было бы сделать вполне процветающую страну с нашими-то природными богатствами...
Какую еще "пенсионную реформу" надо путинской братве провести, чтобы население России всколыхнулось и потребовало бы отставки Путина и роспуска Гос.думы? Все их потуги очевидны, но нам все равно маловато их издевательств...
Развернуть
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться

Последние подробности




Примите участие в опросе
Приватизация государственной и муниципальной собственности в России:
Голосовать