ОПЕК + Москва хлопнула дверью. Что дальше? Статья Валентина Катасонова

14 марта 2020 8:00

Доктор экономических наук Валентин Катасонов считает, что прогноз неутешительный: нынешний ценовой удар по российской «экономике трубы» – лишь первый «звонок». За ним может последовать другой удар, который приведет к уничтожению и самой «трубы».

В эти мартовские дни на нас обрушилось множество оглушительных новостей, которые приятными никак не назовешь: резкие обвалы котировок на ведущих фондовых биржах мира, внеплановое снижение ключевой ставки ФРС США сразу на две ступеньки (на 0,5 процентных пункта), заметное увеличение объемов бумаг с отрицательными процентными ставками на мировом финансовом рынке, сильное падение валютного курса рубля, обвал цен на рынке черного золота, новые экономические рестрикции в связи с коронавирусом и т.п. Все эти события свидетельствуют о приближении мирового экономического и финансового кризиса. Все они уже сейчас сказываются негативно на российской экономике. Особенно ощутимым и очевидным является действие такого фактора, как падение мировых цен на нефть, поскольку значительная часть экономики России завязана на добычу и экспорт черного золота. 

Большинство экспертов связывают резкий ценовой обвал на рынке нефти как раз с действиями России. Мировые СМИ разнесли новость, что Москва 4 марта хлопнула дверью на очередной встрече стран группы ОПЕК+ и отказалась пролонгировать свое участие в договоренностях с ОПЕК. Действительно, министр энергетики Александр Новак досрочно, не дожидаясь окончания встречи, улетел в Москву. Что, конечно, не могло не шокировать участников встречи. 

На протяжении многих лет Саудовская Аравия как главный участник блока ОПЕК «окучивала» Москву, уговаривая ее стать членом этой организации. Москва на это не пошла, справедливо опасаясь потерять независимость в вопросах определения масштабов добычи и экспорта черного золота. В конце концов был достигнут компромиссный вариант: Россия дала согласие на временные (как правило, полугодовые) присоединения к договоренностям ОПЕК по квотам на экспорт. Такая форма сотрудничества России (и некоторых других нефтедобывающих стран) с блоком получила название «ОПЕК+». Первая подобная договоренность Москвы была достигнута в декабре 2016 года и начала действовать с 1 января 2017 года. Эти договоренности регулярно пролонгировались, при этом происходили некоторые корректировки квот. Россия брала на себя обязательства по сокращению экспорта нефти, хотя ее обязательства были гораздо более скромные, чем у Саудовской Аравии. Действие последнего соглашения ОПЕК+ истекает 1 апреля текущего года. Эр-Рияд очень рассчитывал, что Россия его пролонгирует. 

По мнению многих экспертов, ОПЕК+ является инструментом укрепления позиций в мировой экономике не Саудовской Аравии, не других традиционных членов организации и не временно примкнувшей к ней России, а Соединенных Штатов Америки. Некогда Америка была ведущим производителем и экспортером черного золота в мире. В 1970 году был достигнут максимум добычи (около 10 млн баррелей в сутки), после чего началось быстрое сворачивание добычи. Одновременно происходило наращивание импорта черного золота, Америка превратилась в крупнейшего покупателя нефти на мировом рынке. И вот в Белый дом пришел Дональд Трамп, который поставил задачу не только превратить Америку в главного производителя нефти, но и сделать ее чистым экспортером черного золота. И в конечном счете превратить ее в хозяина, который единолично будет управлять мировым рынком нефти. Следует признать, что эта задача успешно реализуется. Последний раз нетто-экспортером на месячной основе Америка была аж в 1940 году. И вот в декабре 2019 года на месячной основе также было зафиксировано превышение экспорта над импортом Америкой черного золота. Теперь власти США ставят задачу в ближайшее время сделать страну чистым экспортером нефти на годовой основе. Это, по мнению экспертов, может уже произойти в следующем, 2021 году. 

Но в самой России всегда существовала оппозиция даже «мягкому» сотрудничеству с ОПЕК на основе временных соглашений. ОПЕК+, по мнению российских критиков (самые главные из них – руководители ряда российских нефтяных компаний), «дует в паруса» американской нефтяной промышленности.

Во-первых, высокие цены на черное золото дают возможность наращивать в США производство сланцевой нефти. Трамп сделал большую ставку на такую нефть, ибо запасы сланцев в Америке очень большие (справедливости ради следует признать, что так называемая «сланцевая революция» в Америке началась еще при президенте Обаме, на затем начала выдыхаться; Трамп решил придать этой революции второе дыхание).  

На данный момент издержки по добыче сланцевой нефти все еще высоки, такой нефти нужны цены на рынке как минимум 50 долларов за баррель. А еще лучше 80 или даже 90 долларов. Официальные представители России и даже сам президент Владимир Путин не раз говорили, что Москва не гонится за максимально высокими ценами. Что ей достаточно комфортно, чтобы цены были на уровне 60–70 долларов за баррель. А вот Эр-Рияд постоянно подчеркивал, что ему нужны цены как минимум 80 долларов за баррель. Мол, без таких цен ему не удастся сбалансировать свой бюджет. Конечно, аргумент Эр-Рияда насчет «сбалансированного бюджета», мягко говоря, выглядит не очень убедительно. Возникает сильное подозрение, что минимальная цена в 80 долларов за баррель нужна не столько Эр-Рияду, сколько Вашингтону с его сланцевой нефтью. Российские критики ОПЕК+ небезосновательно высказывали и высказывают предположение, что Эр-Рияд выполняет роль «троянского коня» Вашингтона, и Москве надо дистанцироваться от него. 

Во-вторых, сокращение объемов экспорта черного золота российскими компаниями означает, что они добровольно должны уступать свое место американским конкурентам. 
Следует признать, что российские экспортеры нефти систематически нарушали обязательства по квотам, фактические объемы экспорта были больше. Саудовская Аравия и другие члены блока ОПЕК были, конечно, недовольны таким поведением российского нефтяного бизнеса, но воздерживались от слишком громкой критики России, опасаясь, что Россия может прекратить сотрудничество с ОПЕК. России также было некомфортно оставаться в ОПЕК+, выступая в роли нарушителя. В общем, напряженность в рамках ОПЕК+ нарастала и завершилась действительно тем, что Россия дверью хлопнула. 

***

Теоретически нашей стране можно было бы заключать временные соглашения с ОПЕК. Но при двух условиях. Во-первых, если бы Эр-Рияд не был столь откровенным проводником интересов Вашингтона в регионе и в мировой нефтяной отрасли. Во-вторых, если бы ОПЕК имела в мировой нефтяной отрасли действительно монопольные позиции. Такие, как у нее были, скажем, лет 40–50 назад. Так, в 1970 году на страны – члены ОПЕК приходилось более 70% мировой добычи нефти. И хотя на сегодняшний день на страны ОПЕК приходится около 70% мировых доказанных запасов нефти, их доля в добыче снизилась до 40%. Поскольку два названных условия на данный момент отсутствуют, то, очевидно, что сотрудничество с ОПЕК для России не имеет смысла и даже опасно.  

Полагаю, что соглашение России с ОПЕК, заключенное в декабре 2016 года, было ошибочным. А за ошибки приходится расплачиваться. В данном случае расплатой служит резкое падение цен на нефть. Некоторые журналисты считают, что решение Саудовской Аравии начать наращивать добычу и экспорт нефти продиктовано желанием наказать Москву. Мы же можем и должны отнестись к этому падению цен как к вразумлению. Многие годы в России шли разговоры о необходимости структурных реформ в экономике, в отказе от той модели, которая получила название «экономика трубы». Увы, Россия по-прежнему остается «экономикой трубы». Даже власть признает, что в федеральном бюджете доля нефтегазовых доходов в последнее время держится на уровне 40% (а в 2000 году, между прочим, она была лишь 20%). Россия пытается на международной арене проводить независимую, суверенную политику. Но это трудно, почти невозможно, если страна представляет собой «экономику трубы». Вспомним, что одним из первых ударов по экономике СССР был нанесен Саудовской Аравией, которая по команде из Вашингтона в середине 1980-х годов начала заливать мировой рынок своей нефтью и понижать цены на черное золото. Советский Союз тогда еще не был «экономикой трубы», но его зависимость от экспорта черного золота резко выросла с 1973 года, когда разразился так называемый энергетический кризис и цены на нефть за несколько месяцев подскочили в четыре раза. Советская экономика подсела на нефтяную иглу, а обрушение цен на нефть в середине 80-х годов ее серьезно подкосило. В настоящее время Россия еще более уязвима для нефтяного оружия, к которому Вашингтон будет обращаться все чаще. Пока – через Саудовскую Аравию, а со временем – напрямую (если сумеет занять монопольные позиции на рынке нефти).  

С моей точки зрения, разговоры о том, что народное хозяйство страны сегодня превратилось в «экономику трубы», даже несколько приукрашивают кризисное состояние экономики. Само словосочетание «экономика трубы» является своеобразным эвфемизмом. Слово «экономика» означает производство нового продукта (товара или услуги), создание «добавленной стоимости». Поставки на мировой рынок углеводородов (нефти и природного газа), других природных ресурсов следует назвать торговлей (торговля стоимость не создает, а лишь перераспределяет ее). Причем торгуем мы тем, что Бог дал нам для созидательного труда и производства жизненно необходимых продуктов. Увы, Россия живет уже давно преимущественно за счет «ренты». И мы должны честно себе сказать, что это не экономика, а своеобразная форма паразитирования. Жить Россия должна за счет созидательного труда. Только исходя из этого посыла мы сможем для себя решить и многие текущие вопросы экономики и политики. 

***

Промыслительно нынешний обвал цен на нефть заставляет нас задуматься о другом, еще более опасном обвале в нефтяной отрасли. В самом конце 2018 года правительство утвердило документ под названием «Стратегия развития минерально-сырьевой базы РФ до 2035 года». В нем содержатся интересные цифры и прогнозы по нефтяной промышленности России. В частности, в документе отмечается, что текущие уровни нефтедобычи в России «недостаточно обеспечены запасами разрабатываемых месторождений». Пиковое значение показателя добычи ожидается в 2021 году – 570 млн тонн. Начиная с 2025 года ресурсная база нефтедобычи перестанет справляться с нагрузкой, начнется резкий спад добычи. Если верить документу, то до критической точки остается около пяти лет, а далее начнется быстрое сокращение добычи. Из-за сужения ресурсной базы она может сократиться с 555,8 млн тонн в 2018 году в год (11,4 млн баррелей в день) до 310 млн тонн (6,3 млн баррелей в день) в 2035 году. То есть ожидается без малого двукратный обвал. Если цены на нефть упадут до 30 долларов за баррель (как это прогнозируют некоторые эксперты в связи с мартовскими событиями на рынке нефти), то падение добычи нефти в России будет происходить даже быстрее, чем в сценарии упомянутого документа. 

Итак, мы видим, что нынешний ценовой удар по российской «экономике трубы» – лишь первый «звонок». За ним может последовать другой удар, который приведет к уничтожению и самой «трубы». А стало быть, и страны, которая сидит на этой самой «трубе». России срочно нужна стратегия и программа «трубозамещения». 

В.Ю. КАТАСОНОВ

Опубликовано на sovross.ru
Комментарии1
Эдуард Икс
Эдуард Икс
Теперь россияне работают дешевле, а Запад имеет дешёвую нефть. Талантливо !
Развернуть
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться

Последние подробности



Прямой эфир
02:00
Дискуссионный клуб «Точка зрения» (12+)

Примите участие в опросе
Что помогает Вам жить в условиях постоянного падения доходов?
Голосовать