В России обвинительный уклон в судах достиг исторического максимума. В сталинское время возможность оправдаться была выше в 13 раз

17 Мая 2019 13:30
В России обвинительный уклон в судах достиг исторического максимума. В сталинское время возможность оправдаться была выше в 13 раз
Фото: скриншот из комедии «Кавказская пленница»

В России за последние 10 лет число оправданных в суде сократилось в 5 раз. Чаще оправдывают чиновников, еще чаще – сотрудников правоохранительных органов. В сталинское время (1945-1953 год) оправдывали 1 из 14 человек, в путинское (2012-2018) 1 из 186. Об этом сообщает издание «Проект»

«Большинство россиян убеждены в обвинительном уклоне отечественного судопроизводства и не доверяют судам. Половина граждан не чувствует защиты закона по следующим причинам: суды нечестные, власти трактуют право в своих интересах, а элита ставит себя выше закона», — напоминает издания о результатах социологических опросов. По качеству уголовного правосудия Россия заняла 101 место из 126 стран.

«По-прежнему доминирует обвинительный уклон: вместо того, чтобы пресекать отдельные нарушения, закрывают дорогу, создают проблемы тысячам законопослушных, инициативных граждан», — говорил в обращение к Федеральному собранию в 2014 году Владимир Путин. Из года в год президент констатирует наличие проблемы, но оправдательных приговоров становится только меньше.

По данным издания, в сталинское время (1945-1953) 1 из 14 приговоров общеуголовных (народных) судов был оправдательный, в хрущевское время (1953-1964) — 1 из 24, в брежневское (1964-1982) – 1 из 150, в 1982-1985 – 1 из 425, в горбаческое (1985-1991) — 1 из 218, в ельцинское (1991-1999) 1 из 238, в первое путинское (2000-2008) — 1 из 108, в медведевское (2008-2012) — 1 из 102, во второе путинское (2012-2018) — 1 из 186.

В 2018 году суды рассмотрели уголовные дела в отношении 885 тысяч человек. Из них 682 тысячи были осужден. Еще 191 тысяча дел была прекращена судом без реабилитации. 99% прекращенных дел относятся к преступлениям небольшой и средней тяжести. По тяжким и особо тяжким составам дела почти не прекращают. Закон требует прекращать преследование при отсутствии состава или события преступления, а также в связи с непричастностью человека к преступлению. Однако в 2018 году закрытие дел сопровождалось реабилитацией лишь в отношении 1 722 подсудимых.

В 9 тыс случаев подсудимые отправлены на принудительное лечение. Только 2 082 человека — оправданы (в 2008 году оправдано порядка 10 тысяч человек).

При этом 43% оправдательных приговоров были отменены вышестоящими судами, и в итоге лишь 1 463 человека из 2 082 сумели отстоять свою невиновность до конца, оправдательные приговоры в отношении них вступили в законную силу.

В прошлом году суды меньше оправдывали по сравнению с 2017 годом на 151 случай, исходя из чего издание указывает, что доля оправдательных приговоров достигла исторического минимума в постсоветской России.

Автор статьи указывает, что российские судьи чаще и охотнее оправдывают чиновников — из 3,4 тысячи привлеченных в 2018 году к суду 105 были признаны невиновными. Им также предпочитают назначать наказания, не связанные с лишением свободы.

Самые суровые судьи в Москве: они готовы поверить лишь 1,4% заявивших о невиновности. А их коллеги с Кавказа чаще оправдывают.

С 2002 года в России активно применяют особый порядок судопроизводства. По нему обвиняемый полностью соглашается с обвинением, и приговор выносят без изучения доказательств. Следствию и суду это выгодно — не надо работать. Кроме того, такой приговор не смогут обжаловать по существу. Подсудимый же надеется получить мягкое наказание.

В итоге, доля лиц, осужденных в особом порядке, выросла до 71%: в 2018 году из 682 тыс. осужденных 485 тыс. соглашались на него. То есть 7 из 10 граждан осуждают, по сути, на одних только признательных показаниях.

По факту, полностью признавших вину еще больше, ведь не все желающие смогли взять особый порядок. По особо тяжким преступлениям это не предусмотрено. Также есть те, кто хотел и имел право взять особый порядок, но кому отказали. Например, против может быть потерпевший.

Взятие особого порядка не обязательно означает виновность подсудимого и, тем более, доказанность вины. Самооговор, лживые показания подельников, сфабрикованная экспертиза, пытки, шантаж, отсутствие знаний или средств на защитника — многое заставляет обвиняемых терять надежду на справедливость в суде. Следователи используют длительное содержание в жестких условиях следственного изолятора (СИЗО) как прием давления, вынуждая обвиняемых выбирать особый порядок: и срок меньше, и в колонию поскорее, и УДО ближе. Не веря в правосудие, люди просто хотят смягчить свою участь.

Представители судебной системы на упреки в обвинительном уклоне оправдываются, что следствие так хорошо работает, что в суд идут только качественные обвинения. Расследование издания показывает, что это не так.

В 2018 году в России зарегистрировали 9,6 млн сообщений о преступлениях. Из них по 6,6 млн отказали в возбуждении уголовного дела. Это означает, что доследственная проверка сообщения не установила факт преступления, самого подозреваемого, либо у силовиков есть сомнения, что удастся доказать вину.

По 1,8 млн сообщений (19%) следователи уголовные дела возбудили. Возбуждение дел проходит через прокуратуру. И тут должен был бы идти первый отсев открытых дел. Но его не происходит. Прокуратура отменяет лишь 1% открытых материалов. Зато активно отменяет отказы в возбуждении дел — 1,4 млн (21%) в 2018 году.

Всего в 2018 году в производстве было 2,2 млн. дел. Из них 860 тыс. приостановили (подозреваемый или обвиняемый не установлен, не найден или тяжело заболел), то есть уголовное дело не раскрыли.

Отказ от возбуждения дела или его приостановление отчасти можно считать фильтрацией, но несопоставимой с признанием невиновности. Просто по каким-то причинам по делу не могут или не хотят работать.

Районные суды — это базовая инстанция судебной ветви власти. Они рассматривают 98% материалов, по которым грозит лишение свободы на срок более трех лет. В 2018 году они решили судьбу 488 тыс. подсудимых, из которых оправдали 1 032 человека (0,2%).

По мнению журналистов, заметна социальная солидарность судей с другими представителями бюрократии. Из 3,4 тыс. привлеченных в 2018 году к суду чиновников 105 оправданы. Это в 18 раз чаще, чем в среднем по районным судам. Чиновников — менее 1% привлеченных к суду, но вступивших в силу оправданий на них приходится 14%. Также судьи часто выносят чиновникам более щадящие наказания: к примеру, отправляют их за решетку реже несовершеннолетних.

Правоохранителей оправдывают еще чаще: в 5,5% случаев публичного обвинения по сравнению с 3,1% для всех госслужащих.

Категории: Общество
Комментарии1
Константин
И здесь же на сайте приводились слова Чайки о том, что следствие в результате этого особого порядка рассмотрения деградирует последние годы. И можно ещё вспомнить слова судьи Ольги Егоровой которая констатировала что суды присяжных в Москве выносят почти половину оправдательных приговоров.
Развернуть
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться

Похожие новости

Последние новости



Прямой эфир
19:30
Художественный фильм «Чокнутые» (12+)

Примите участие в опросе
Что позволит сдвинуть с места борьбу с коррупцией в России?
Голосовать