Госдума приняла закон о запрете сотрудникам ФСБ сообщать любую информацию, которая может нанести ущерб репутации ведомства. Ветераны спецслужб назвали это первым этапом «железного занавеса

22 июля 2020 16:30

Теперь действующим и бывшим сотрудникам ФСБ запрещается разглашение информации «о деятельности органов безопасности, не содержащей сведения, составляющие государственную или служебную тайну, разглашение которой может создать угрозу собственной безопасности органов или нанести ущерб их репутации».

Перечень такой информации, как отмечают авторы законопроекта, будет определяться руководством ФСБ.

Как подчеркивается в пояснительной записке, «при этом подготовленные для открытого опубликования информационные материалы, касающиеся деятельности органов безопасности, будут подлежать экспертной оценке в органах безопасности, которые изучат данные материалы на наличие или отсутствие указанной информации и представят автору соответствующее заключение». Без этого заключения публикация таких материалов будет запрещена.

«Сейчас закон запрещает разглашение государственной тайны, однако вопрос о защите профессиональной тайны для сотрудников ФСБ законодательно не был отрегулирован. Мы восполняем этот пробел. Речь идет о сведениях о работе органов госбезопасности, которые могут попасть в руки недружественных сил и создать угрозу не только для самого ведомства, но и в целом для безопасности страны», — пояснил необходимость поправок Председатель Комитета по безопасности и противодействию коррупции, автор законопроекта, генерал-полковник юстиции Василий Пискарев. Ранее Пискарев был инициатором закона о запрете сотрудникам ФСБ выезжать за границу в течение 5 лет после увольнения.

Также, по его словам, поправки ограничат распространение информации о приобретенном сотрудниками ФСБ профессиональном мастерстве и искусстве, не относящейся к служебной и государственной тайне.

Ранее автор поправок, председатель комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев пояснял, что до последнего времени запрещалось разглашение только гостайны. А вопрос защиты профессиональной тайны для сотрудников ФСБ законодательно никак не был отрегулирован. Теперь этот пробел восполнен.

По словам одного из авторов законопроекта Дмитрия Вяткина, речь идет именно о запрете для бывших и действующих сотрудников ФСБ: вводится понятие профессиональной тайны.

«Несанкционированных комментариев о деятельности ФСБ им в СМИ давать нельзя, если эти сведения будут составлять профессиональную тайну. Перечень этих сведений будет устанавливаться директором ФСБ», — пояснил парламентарий.

Как отмечает Вяткин, существует несколько видов материалов охраняемой законом информации, в том числе гостайна и служебная информация, но раньше в этот перечень попадало не все.

 

«Иногда чувствительными для службы с точки зрения обеспечения интересов безопасности спецслужбы могут быть действия, которые не попадают под действие этого закона и не находятся под грифом», — продолжает законодатель. Поэтому решено было перечень такой информации расширить за счет введения нового типа запрещенной к публикации без санкции информации — «профессиональной информации и профессиональной тайны».

Согласно новому закону действующим и бывшим сотрудникам ФСБ запрещено печатать книги, распространять другие материалы о работе в Федеральной службе безопасности, которые содержат профессиональную тайну, рассказал РБК доктор юридических наук, бывший председатель СПЧ Михаил Федотов. К ней относится информация, которая «может создать угрозу собственной безопасности органов Федеральной службы безопасности и (или) нанести ущерб репутации», уточняет он.

«Помимо большой правовой неопределенности здесь имеется опасный пробел, — полагает Федотов. — Известно, что к сведениям, порочащим репутацию, Верховный суд относит прежде всего сведения о нарушении закона. Сегодня сведения о нарушении законности запрещено засекречивать — об этом четко сказано в законе «О гостайне». Но поскольку новый закон определяет, что профессиональная тайна не включает в себя гостайну, получается, что сведения о нарушении законности могут быть скрыты профессиональной тайной».

Поправки позволяют создать информационный железный занавес, отсекающий СМИ и общество от фактов, разглашения которых ФСБ стыдится или опасается, констатирует управляющий партнер Коллегии медиаюристов Федор Кравченко. «Это первый прецедент, когда режим профессиональной (служебной) тайны вводится в отношении не той информации, разглашение которой может создать опасность безопасности государства или вред конституционным правам граждан, а в отношении сведений, заведомо представляющих общественный интерес, ведь причинить вред репутации силового ведомства могут в первую очередь сведения о допущенных его сотрудниками нарушениях закона и других злоупотреблениях», — считает он.

Бывший замминистра безопасности, замдиректора ФСК и ФСБ, начальника московского управления Евгений Савостьянов в интервью Общественной службе новостей усомнился в целесообразности этого законопроекта, а также заявил, что принятие документа негативно скажется на репутации ведомства.

«Сейчас депутаты предлагаю защищать репутацию. Так вот репутация бывает двух видов: в глазах начальника и в глазах посторонних. Когда ты полностью закрываешь информацию — это способ хорошо показать себя перед начальником. Рапортовать об успехах, тем более, что он не знает критических замечаний. А репутация в глазах общества создаётся результатами работы. Достижениями, ошибками, подвигами, преступлениями и так далее. Но её не создаёт секретность», — заявил он.

Савостьянов считает, что законопроект негативно скажется на репутации ведомства из-за ауры секретности, которая окружает законопроект.

«Почему в такой спешке и наполовину секретно потребовалось принимать этот закон? Что произошло, что потребовало его внесения? Или, что более вероятно, какими мероприятиями собирается заниматься ФСБ, что требуется почти полностью зашторить организацию? Практика показывает, что когда организация прячется за такой завесой секретности, в обществе накапливается сперва подозрение, потом раздражение, а затем и ненависть. У нас уже такой исторический период был. Следом за ФСБ такие же преференции захотят получить Министерство обороны, Службы внешней разведки, Федеральной службы охраны, МЧС и так далее. Вслед за ними потянутся и другие министерства. Перед вами железный занавес, который опускает на знание чего либо о работе госорганов. И это первый этап», — отметил он.

По мнению Евгения Савостьянова, необходимо было избавиться от таких позорных слов, как «защита репутации».

«Это абсолютно закрывает возможность критики, оценки, рекомендаций. Ещё раз: это наносит обоюдный удар. Как у Некрасова, в своё время. Сейчас люди скажут, что это делается, чтобы творить всякие безобразия. Как минимум, нужно избавиться от таких позорных слов, как «защита репутации». И последнее предложение убрать, которое носит вопиющий неграмотный характер. Сейчас за него все ухватятся и скажут: «вы, что, ребята, совсем хотите на нас намордник надеть?». Этот закон выглядит, как странная аппаратная причуда. У меня даже возникает подозрение, что им кто-то хочет подставить ФСБ. Навлечь критику. Может быть это какой-то элемент внутриаппаратной борьбы», — заявил Савостьянов.

Бывший сотрудник ФСБ, экс-министр обороны ДНР Игорь Стрелков (Гиркин) в интервью «Daily Storm» заявил, что закон может еще больше деморализовать спецслужбу.

«Эта инициатива является попыткой залатать пластырем трубу, которая давным-давно прогнила. Ничего толком это не даст. <...> Если сотрудники ФСБ будут деморализованы властью, как сейчас, то они нормально работать не будут, какие законы ни принимай», — сообщил Стрелков.

«Хочу сказать, что пока государство служит не народу, а чиновникам, спрашивать что-либо с других чиновников немного смешно. В целом, чтобы государственная тайна более-менее надежно соблюдалась, необходима для этого база, которая была хотя бы в СССР, когда военнослужащие служили по 25 лет и дольше. Только тогда можно будет что-то с них требовать», — добавил бывший сотрудник ФСБ.

Генерал-майор ФСБ в отставке Александр Михайлов считает, что все необходимые документы о неразглашении сотрудники спецслужб подписывают во время службы, а также после ухода с нее.

«Гостайна имеет ограниченный срок давности, эти сведения устаревают очень быстро, иногда на следующий день. Например, арестовали человека и уже нет никакого смысла долго хранить эту тайну. Ведь все понимают, что его арестовали на основе оперативных материалов», — сказал генерал-майор ФСБ в отставке.

«А вопросы, связанные с материалами по службе, напротив, носят пролонгированный характер. Поэтому ничего нового [в этой инициативе] нет. В законе об ФСБ или о гостайне сейчас четко прописаны многие вещи, которые нельзя разглашать. Например, информацию по личному составу, персональные данные людей, которые там служат, и так далее», — отметил он.

«В 70-х годах вышла книга Владимира Понизовского «Ночь не наступит». Она описывает революционный период, работу жандармов. Скажу, что наши начальники очень серьезно напряглись: в книге описывается работа жандармов, которая с точки зрения технологий ничем особо не отличается от работы сотрудников госбезопасности. С одной стороны, в книге вроде как разглашаются формы и методы работы спецслужб, но с другой — книга ничего не разглашает, потому что сюжет ее связан с царской охранкой», — рассказал бывший сотрудник спецслужб.

«А ведь ничего не изменилось с той поры: работа с агентурой, явочные квартиры, вербовка, оплата и так далее. Вот тогда начали чесать репу, что делать. И пришли к выводу, что ничего страшного, потому что описывается конец XIX века», — добавил он.

Михайлов также призвал ФСБ стать более открытым для общественности ведомством, потому что оно существует на бюджетные средства.

«В 1991 году я был назначен начальником центра общественных связей федеральной службы контрразведки. С 1989 году на спецслужбы начались жесточайшие нападки, нас пытались рвать со всех сторон. Мы получили карт-бланш на взаимодействие со всеми организациями и СМИ. В моем подразделении был проходной двор. Любой мог приехать и узнать, какие мы задачи решаем, какие у нас результаты и так далее. И мы с 1989-го по 1998 год смогли здорово сломать общественное мнение и сохранить спецслужбы. Во многих странах их убрали, а у нас. Потому что благодаря нашей работе российское общество понимало, какие задачи мы решаем, а профессионалов надо лет пять учить минимум. Если всех выгнать, то кто обучать будет», — рассказал генерал-майор ФСБ в отставке.

«Тот же [лидер ЛДПР Владимир] Жириновский на наших пресс-конференциях в первых рядах сидел. Даже иностранцы присутствовали на наших встречах с общественностью. А тогда был уровень секретности выше, чем сейчас, если такие инициативы возникают, как эта. А если мы створки закрыли, то и хрен по деревне: вы все палачи, у вас руки по колено в крови, а еще вы мерзавцы и монстры», — уточнил Михайлов.

***

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Чтобы подписаться на канал «Красной Линии» в Telegram, достаточно пройти по ссылке t.me/rlinetv с любого устройства, на котором установлен мессенджер, и присоединиться при помощи кнопки Join внизу экрана.

Тэги:ФСБ
Категории: Общество
Комментарии0

Нет ни одного комментария, будьте первыми!

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться

Похожие новости

Последние новости



Прямой эфир
10:05
Дискуссионный клуб «Точка зрения» (12+)

Примите участие в опросе
Лучший способ ликвидировать дефицит семейного бюджета?
Голосовать