Отравляющая действительность

24 Августа 2019 8:00

О подвиге экипажа Airbus A321 «Уральских авиалиний» будут вспоминать еще долго. На борту лайнера, следовавшего в Симферополь, находились 234 пассажира. Все они остались живы. Для нашей страны, которая по количеству авиакатастроф и жертв в них за последние 10 – 15 лет занимает первое место, это поистине уникальный случай. Многие сравнили данный инцидент с «чудом на Гудзоне». Возможно, и про наших героев в будущем снимут фильм.

Но не стоит забывать о том, что стало подлинной причиной происшествия. Это свалки в окрестностях аэропорта. Чайки слетаются сюда в поисках пищи, и столкновения самолетов с птицами – явление довольно частое, свыше 5 тысяч за год.

Сначала власти отвергали версию со свалками, утверждая, что ближайший мусорный полигон – «Сафоново» – закрыт в 2012 году и уже рекультивирован. Однако позднее специалисты Росприроднадзора все-таки подтвердили наличие незаконной свалки в двух километрах от аэропорта у озера Глушица. В 2017 году здесь произошел пожар и тогда же местная администрация и Минэкологии договорились о ликвидации мусорного полигона. Этого не произошло, и спустя два года халатность чуть не обернулась страшной авиакатастрофой.

Сейчас власти обещают устранить свалку у озера Глушица к 2020 году. То есть еще год пассажиры, летающие из аэропорта Жуковский, не могут в полной мере ощущать себя в безопасности.

Мусорная проблема привлекла внимание федеральных властей в 2017 году. Тогда на «Прямой линии» жители Балашихи попросили президента Путина посодействовать закрытию мусорного полигона «Кучино», который располагался рядом с жилыми домами. Спустя неделю свалку закрыли. Но на федеральном уровне проблема осталась. По оценке Росприроднадзора, российские свалки занимают площадь в 4 млн гектаров. Ежегодно эта территория увеличивается на 400 тысяч гектаров. При этом нельзя сказать, что россияне – самая мусорящая нация. На одного жителя России приходится около 1,1 кг мусора в день – уровень, соизмеримый со среднемировым. В тех же Швейцарии и США этот показатель в два раза больше – 2 и 2,2 кг, соответственно.

Все дело в количестве перерабатываемых отходов. По данным Министерства природных ресурсов, в России перерабатывается всего 8% отходов. США, например, утилизируют 35% своих бытовых отходов. Самой эффективной в этом плане считается Германия — 70% мусора подвергаются переработке.

В 2019 году в Послании Федеральному собранию президент Путин заявил, что долю обработки отходов необходимо довести до 60%. Кроме того, поставлена задача закрыть и рекультивировать все свалки в ближайшие 6 лет. А годом раньше президент объявил, что до 2024 года в России построят двести современных заводов по утилизации мусора.

На реализацию федерального проекта «Чистая страна» в ближайшие два года будет выделено свыше 8 млрд рублей. Но один из его пунктов вызывает тревогу. Это строительство мусоросжигательных заводов. На первоначальном этапе планируется соорудить пять таких заводов – четыре в Подмосковье (в Солнечногорске, Ногинске, Воскресенске и Наро-Фоминске) и еще один в Республике Татарстан. И все бы ничего, только вред от работы таких заводов едва ли меньше, чем от свалок. Использоваться на них будет устаревшая трехступенчатая система очистки. При сжигании мусора будут образовываться зола и шлак – высокотоксичные отходы, относящиеся к первому классу опасности. Недаром многие страны в Евросоюзе повышают налоги на мусоросжигание и вводят мораторий на строительство новых заводов такого типа.

Но президент Путин не видит в этом ничего плохого. Наоборот, он приводит в качестве примера Токио, где мусоросжигательные заводы находятся в черте города. Вот только в рейтинге самых опасных для экологии городов агломерация Токио и Йокогама находится на незавидном девятом месте. Президента, видимо, это не смущает. Какое же будущее готовят нам российские власти?

Еще одна грандиозная проблема, с которой Россия в последние годы сталкивается регулярно – лесные пожары. В этом году федеральный центр до последнего тянул с их тушением. Когда на борьбу с огнем была поднята военная авиация, крупные города Сибири уже несколько недель задыхались от дыма. Среди них и Красноярск – город, который время от времени занимает высокие строчки в рейтинге грязнейших городов мира.

Кроме Красноярска в мировой экологический антирейтинг входят Норильск, Магнитогорск, Челябинск, Нижний Тагил и многие другие города России. Вредные выбросы там уже давно стали нормой, а о режиме черного неба знает каждый местный житель. За функционирование градообразующих предприятий люди расплачиваются своим здоровьем. Число онкобольных в Челябинской области за последние 10 увеличилось на 19%, в Красноярском крае – на 23,3% за период 2013–17 гг. В 2018 году смертность от рака выросла в половине российских регионов.

Этим летом президент подписал закон об эксперименте по квотированию вредных выбросов, согласно которому к 2024 году выбросы вредных веществ должны снизиться на 20%. Эксперимент пройдет в 12 городах. Помимо вышеперечисленных лидеров экологического антирейтинга в список попали Братск, Липецк, Медногорск, Новокузнецк, Омск, Череповец и Чита. Порядок определения квот пока не ясен. Эксперты сомневаются, что предприятия будут поставлены в жесткие рамки. Ведь их влиятельные владельцы совсем не заинтересованы в том, чтобы объем производства падал.

От «грязных» заводов страдает и окружающая среда. Загрязнение рек, озер, водоемов приводит к истощению запасов пресной воды. Не миновала горькая участь и «Славное море – священный Байкал». Хотя деньги на охрану Байкала расходуются исправно. До 2024 года на сохранение озера выделено почти 34 млрд рублей. Большую роль в загрязнении Байкала играет река Селенга, обеспечивающая половину годового притока озера. Как выяснили ученые МГУ, на территории Монголии бассейн реки подвергается интенсивному загрязнению со стороны горно-обогатительного комбината «Эрдэнэт». Главные виновники в российской части – Улан-Удэ и Закаменск. В столице Бурятии находятся очистные сооружения, которым давно требуется модернизация. В Закаменске же основная угроза исходит от хвостохранилища Джидинского вольфрамо-молибденового комбината, закрытого более 20 лет назад.

Опасность также исходит от действий руководства «Российских железных дорог». Для расширения Байкало-Амурской и Транссибирской магистралей компании может понадобиться вырубка леса в районе Байкала. Соответствующие поправки в закон «Об охране озера Байкал» уже подготовлены правительством. По мнению экологов, подобные действия могут привести к уничтожению экосистемы озера.

В 2018 году, по версии Оксфордского словаря, словом года стало прилагательное «токсичный». Даже те, кто совсем не интересуется политикой, могут увидеть здесь отсылку к делу Скрипалей. «Токсичность» в отношениях с Западом стала привычным явлением, и многими в нашей стране даже приветствуется. Но сейчас, когда российская власть уверовала в свою несменяемость, можно быть «токсичным» и по отношению к собственному народу. Повышение пенсионного возраста, увеличение НДС, введение новых поборов – ядовитые стрелы власти, направленные в простых граждан.

Олигархический российский капитализм и обслуживающая его интересы власть выжимают все соки как из природы, так и из людей. Смертность намного превышает рождаемость, зарплаты проигрывают инфляции, а доля мужского населения, доживающего до пенсии, даже ниже, чем в африканских странах. Стоит только усомниться, призадуматься о том, что «неладно что-то в Датском королевстве» – как тут же на тебя выльется ушат телепомоев, отравляющих разум.

Внимание на проблему свалок президент Путин обратил в 2017 году, объявленным в России «годом экологии». Так, может быть, продолжить традицию: «год борьбы с коррупцией», «год повышения благосостояния граждан», «год честных выборов»? И повестка власти, наконец, зазвучит в унисон с нуждами людей.

Редакция телеканала «Красная Линия»
Комментарии0

Нет ни одного комментария, будьте первыми!

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться

Последние подробности



Прямой эфир
04:30
Художественный фильм «Лев готовится к прыжку» (12+)

Примите участие в опросе
Что стоит за очередной рейдерской атакой на Совхоз имени Ленина?
Голосовать